Учиться в школах и вузах смогут только дети избранных

Весной 2020 года в связи с пандемией коронавируса школы и вузы в России вынужденно перешли на дистанционный режим работы. Как отметил в конце апреля в беседе с представителями СМИ российский министр просвещения Сергей Кравцов, не все школы и учителя оказались к этому готовы, в том числе из-за возросшей нагрузки на трафик.

Однако уже 21 мая на совещании, посвященном проблемам системы образования в нынешних условиях, президент России Владимир Путин указал, что в условиях распространения коронавируса Россия приобрела «уникальный опыт» при организации дистанционного обучения, который должен работать на развитие образовательных технологий. При этом гарант Конституции отверг полный переход российского образования на «удаленку».

«Все слухи и вбросы о том, что дистанционное образование полностью заменит или вытеснит очное, что будут закрыты традиционные школы и университеты, рассматриваю как откровенную провокацию», — заявил он, добавив, что телекоммуникации не способны заменить живое общения учителя и ученика, поскольку система образования «не только учит, но и воспитывает, во многом формирует личность, передает ценности и традиции, на которых основано наше общество».

Вслед за главой государства в подобном ключе поспешили высказаться региональные чиновники, работающие в системе образования.

«Пока каких-то юридических или фактических оснований для этого нет абсолютно. Конечно, элементы дистанционного обучения показали свою состоятельность в определенных моментах. Нельзя сказать, что это абсолютная панацея, и мы радостно все перейдем на дистанционку. Здесь нужно аккуратно балансировать между формами, актуальными для одного вида занятий, и формами для другого вида занятий. Нельзя говорить, что только очное — это отлично, а дистанционное — плохо. Или наоборот. Дистанционка показала, что мы можем закрывать слабые места. Система зум-конференций, скайп-конференций прекрасно работает, когда нет возможности очных встреч. У дистанционки есть свои плюсы, которые мы сможем использовать в „мирной“ жизни», — ответила, в частности, начальник Управления образования подмосковной Коломны Лариса Лунькова на неутихающие опасения родителей выпускников школ муниципалитета о превращении «удаленки» в основной метод образования.

Между тем, 15 мая 2020 года в Госдуму был внесен весьма интересный законопроект за № 957354−7 как раз о дистанционном образовании, предлагающий внести изменения в статью 16 Федерального закона «Об образовании в РФ» в части определения полномочий по установлению порядка применения электронного обучения, дистанционных образовательных технологий при реализации образовательных программ. Принятие законопроекта потребует корректировки подзаконных нормативных актов, уточнения обязанностей педагогов, определения перечня предметов, преподаваемых дистанционно, продолжительности уроков. «Речь идёт о донастройке дистанционного образования в таких нестандартных условиях, как сегодня, когда по‑другому в условиях распространения коронавирусной инфекции просто невозможно обеспечить непрерывность образовательного процесса», — пояснила член Совета Федерации Лилия Гумерова.

Согласно документу предполагается, что организации, осуществляющие образовательную деятельность, вправе будут применять электронное обучение, дистанционные образовательные технологии при реализации образовательных программ. При этом порядок и границы применения электронного обучения устанавливаются Министерством науки и высшего образования РФ, а также Министерством просвещения РФ.

— Интересно, что почти никто не обратил внимания на эту инициативу. Преподаватели сейчас на самоизоляции, ведут занятия онлайн, что касается близкой мне высшей школе — в вузах преподаватели готовятся к онлайн участию в проведении ГАКов и защит ВКР. И всем как будто не до этого. На самом же деле введение электронного обучения в России в самое ближайшее время — поворотный момент не только в образовательной и научной сфере, но и в развитии всего российского государства. Считаю, что это дорога к пропасти, но кому-то эта дорога очень выгодна, — прокомментировала в беседе с «СП» эту новацию доктор юридических наук, профессор, зампред президиума Московской городской коллегии адвокатов «Московская гильдия адвокатов и юристов» Людмила Грудцына.

«СП»: — Поясните свою позицию.

— В высшей школе я, как преподаватель, с 2005 года, так что ответственно заявляю — электронное обучение не сможет заменить очное обучение, когда ребенок общается с преподавателем, когда идет не только передача знаний, напичкивание школьника или студента информацией, но идет обмен, если хотите, энергией, когда преподаватель, учитель видит, понимает его ученик или нет. Когда сам ученик может спросить преподавателя, когда преподаватель, видя реакцию ученика, может найти другие примеры и способы для объяснения материала. Когда идет дискуссия в классе или аудитории, когда студенты общаются друг с другом, когда преподаватель не просто направляет их, а, самое главное, учит их мыслить.

Электронное обучение не учит мыслить. Это просто запоминание некоторой информации и сдача тестов. Думающего человека, умеющего анализировать и сопоставлять факты, имеющего широкий кругозор, умеющего вести дискуссию со сверстниками и учителями, после такого обучения просто не получится. Это подтвердит любой психолог и преподаватель. Однако власть вообще и Госдума в частности, принимая к рассмотрению такой неоднозначный законопроект, не посоветовалась с учителями, преподавателями, психологами. Наше мнение никого не интересует!

«СП»: — И что все это означает?

— То, что впереди — новые поколения, которые будут «зомбированы», оболванены электронным обучением. Получается, что власти не нужны думающие граждане. Свободными и умеющими принимать решения, мыслить, гражданами, как известно, тяжелее управлять.

«Пока каких-то юридических или фактических оснований для этого нет абсолютно. Конечно, элементы дистанционного обучения показали свою состоятельность в определенных моментах. Нельзя сказать, что это абсолютная панацея, и мы радостно все перейдем на дистанционку. Здесь нужно аккуратно балансировать между формами, актуальными для одного вида занятий, и формами для другого вида занятий. Нельзя говорить, что только очное — это отлично, а дистанционное — плохо. Или наоборот. Дистанционка показала, что мы можем закрывать слабые места. Система зум-конференций, скайп-конференций прекрасно работает, когда нет возможности очных встреч. У дистанционки есть свои плюсы, которые мы сможем использовать в „мирной“ жизни», — ответила, в частности, начальник Управления образования подмосковной Коломны Лариса Лунькова на неутихающие опасения родителей выпускников школ муниципалитета о превращении «удаленки» в основной метод образования.

Между тем, 15 мая 2020 года в Госдуму был внесен весьма интересный законопроект за № 957354−7 как раз о дистанционном образовании, предлагающий внести изменения в статью 16 Федерального закона «Об образовании в РФ» в части определения полномочий по установлению порядка применения электронного обучения, дистанционных образовательных технологий при реализации образовательных программ. Принятие законопроекта потребует корректировки подзаконных нормативных актов, уточнения обязанностей педагогов, определения перечня предметов, преподаваемых дистанционно, продолжительности уроков. «Речь идёт о донастройке дистанционного образования в таких нестандартных условиях, как сегодня, когда по‑другому в условиях распространения коронавирусной инфекции просто невозможно обеспечить непрерывность образовательного процесса», — пояснила член Совета Федерации Лилия Гумерова.

Согласно документу предполагается, что организации, осуществляющие образовательную деятельность, вправе будут применять электронное обучение, дистанционные образовательные технологии при реализации образовательных программ. При этом порядок и границы применения электронного обучения устанавливаются Министерством науки и высшего образования РФ, а также Министерством просвещения РФ.

— Интересно, что почти никто не обратил внимания на эту инициативу. Преподаватели сейчас на самоизоляции, ведут занятия онлайн, что касается близкой мне высшей школе — в вузах преподаватели готовятся к онлайн участию в проведении ГАКов и защит ВКР. И всем как будто не до этого. На самом же деле введение электронного обучения в России в самое ближайшее время — поворотный момент не только в образовательной и научной сфере, но и в развитии всего российского государства. Считаю, что это дорога к пропасти, но кому-то эта дорога очень выгодна, — прокомментировала в беседе с «СП» эту новацию доктор юридических наук, профессор, зампред президиума Московской городской коллегии адвокатов «Московская гильдия адвокатов и юристов» Людмила Грудцына.

«СП»: — Поясните свою позицию.

— В высшей школе я, как преподаватель, с 2005 года, так что ответственно заявляю — электронное обучение не сможет заменить очное обучение, когда ребенок общается с преподавателем, когда идет не только передача знаний, напичкивание школьника или студента информацией, но идет обмен, если хотите, энергией, когда преподаватель, учитель видит, понимает его ученик или нет. Когда сам ученик может спросить преподавателя, когда преподаватель, видя реакцию ученика, может найти другие примеры и способы для объяснения материала. Когда идет дискуссия в классе или аудитории, когда студенты общаются друг с другом, когда преподаватель не просто направляет их, а, самое главное, учит их мыслить.

Электронное обучение не учит мыслить. Это просто запоминание некоторой информации и сдача тестов. Думающего человека, умеющего анализировать и сопоставлять факты, имеющего широкий кругозор, умеющего вести дискуссию со сверстниками и учителями, после такого обучения просто не получится. Это подтвердит любой психолог и преподаватель. Однако власть вообще и Госдума в частности, принимая к рассмотрению такой неоднозначный законопроект, не посоветовалась с учителями, преподавателями, психологами. Наше мнение никого не интересует!

«СП»: — И что все это означает?

— То, что впереди — новые поколения, которые будут «зомбированы», оболванены электронным обучением. Получается, что власти не нужны думающие граждане. Свободными и умеющими принимать решения, мыслить, гражданами, как известно, тяжелее управлять.

«СП»: — Откуда у вас такая уверенность?

— Школа должна заниматься воспитанием посредством учителей и наставников, с которыми дети проводят значительную часть дня на протяжении многих лет. А современный ребенок, сидя около компьютера, не в состоянии самостоятельно (в силу возраста и эмоциональной неустойчивости) войти в режим обучения. Рядом с ним обязательно должен быть учитель. Следовательно, коэффициент полезного действия образовательного процесса сведется в итоге к отрицательным показателям, а впоследствии — к полной безграмотности наших детей, а значит — к превращению нашей страны в территорию малообразованных людей.

«СП»: — А как же родители? Они не смогут направить дистанционное образование своего ребенка в нужное русло? В СССР они занимались воспитанием и обучением параллельно со школой.

— Да, в Советском Союзе воспитанием и обучением детей занимались и родители. Но важно отметить, что тогда у них было на это время, потому что была стабильная работа и зарплата, уверенность в завтрашнем дне, свободное время на семью. Сейчас же родители настолько сильно загружены работой (у кого она есть!) и перегружены стрессами в условиях отсутствия уверенности в завтрашнем дне, что просто не успевают заниматься воспитанием ребенка. Максимум, что удается большинству современных родителей — накормить, одеть и обуть своих детей.

Поэтому то, что происходит сейчас, я считаю, целенаправленная политика по воспитанию будущих поколений весьма недалеких в интеллектуальном отношении людей. А очное образование со временем превратят в привилегию обеспеченных людей, сделав его образованием для избранных.

«СП»: — Почему же не поднимают волну негодования университеты, академии и прочие вузы? Они что, не осознают в полной мере последствий этого шага?

— Я прекрасно понимаю, почему молчат наши крупнейшие университеты. Как говорят, бизнес, ничего личного. Для большинства вузов, перешедших на самоокупаемость, ставших автономными, а потому — самостоятельно зарабатывающими деньги, переход на электронное образование банально выгоден!

«СП»: — Чем же именно?

— На протяжении последних 15 лет я работала в ряде крупных федеральных вузов в Москве. Уже сейчас преподавателей начинают активно записывать онлайн. Как правило, это курсы лекций. То есть преподаватели один раз на камеру зачитывают курсы лекций по всем дисциплинам, а потом эти преподаватели уже оказываются не нужны. Зачем платить доктору юридических наук или кандидату зарплату каждый месяц, если можно, записав один раз курс, потом «крутить» его студентам? Когда информация, законодательство устареют, можно попозже пригласить другого преподавателя, который за небольшое вознаграждение «обновит» этот курс актуальной информацией.

И поверьте, еще очереди будут стоять на такие онлайн-лекции из желающих их прочитать. Потому что многих преподавателей успеют к этому времени уволить, они будут не нужны. Много будет безработных докторов и кандидатов, мест для всех уже будет мало, вузы умеют считать свои деньги и оптимизировать бюджет. А научные сотрудники будут выкинуты на улицу. Вот один из вариантов развития событий.

Это лишний раз доказывает, что проблема есть. Давайте ее обсуждать, давайте сделаем так, чтобы власть (сенаторы, депутаты) пригласили научную общественность к дискуссии и прислушались, а не бездумно принимали все подряд.

«СП»: — Что вы предлагаете в качестве альтернативы происходящему с образованием в России?

— Во-первых, решать должно профессиональное сообщество, так почему же не пригласить к дискуссии учителей, преподавателей, психологов? А сейчас получается, что 15 мая всего четыре сенатора, члены Совета Федерации Умаханов, Гумерова, Василенко и Карасин, направили в Комитет по образованию и науке Госдумы законопроект. Да, он принимается в сложной обстановке пандемии, когда учиться можно только дистанционно. Но пандемия-то пройдет, а принятый Федеральный закон будет действовать. А помимо «непрерывности образовательного процесса» важным является и его качество, а также особенности восприятия детьми информации через интернет. Думаю, что предложившие законопроект сенаторы не являются профессиональными детскими психологами и учителями. Значит, общественные слушания по данному вопросу просто необходимы.

Во-вторых, я бы вновь предложила законодателю выслушать профессиональное сообщество и создать совместную комиссию, в которой не менее половины от ее численности составляли бы педагоги и психологи, для обсуждения и существенной доработки законопроекта. Лично мне как преподавателю понятно следующее: электронное образование можно применять лишь в исключительных случаях, когда закрыты школы и университеты (как в случае пандемии, например). В обычной жизни качественное образование может быть только очным, если, предположим, родители не дадут письменное согласие на использование их ребенком дистанционных образовательных технологий. То есть только родителям оставлять право свободного выбора в разных ситуациях.

Взято из источника

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.