Строительный мираж главы Калмыкии Алексея Орлова

Алексей Орлов и Кирсан Илюмжинов

В Верховный суд Калмыкии подана жалоба на обвинительный приговор, вынесенный в отношении бывшего гендиректора «Калмыцкого дорожного управления» Романа Монастырского, ранее признанного виновным в присвоении 72 миллионов рублей. Управление проводило работы по строительству печально известного элистинского водохранилища стоимостью 1,3 миллиарда, которое глава республики Алексей Орлов обещал запустить еще в 2015 году. Несмотря на масштабное бюджетное финансирование, сроки сдачи проекта были сдвинуты, а само строительство в итоге практически «заморожено». Ситуацию усугубила проверка аудиторов Счетной палаты, в ходе которой вскрылось отсутствие целого ряда необходимых документов, что ставило под сомнение законность проводимых работ. В итоге проект так и остался нереализованным и уже с 2016 года руководство региона начало усиленно заметать следы, организуя банкротства и ликвидации задействованных в строительстве предприятий. О том, как «осваивались» сотни миллионов рублей, предназначенных на водоснабжение Элисты – в материале корреспондента «Компромат ГРУПП» Георгия Волгина.

Всего четыре года и оазис гарантирован!

Планы республиканских властей построить недалеко от Элисты водохранилище, озвучивались еще в 2010 году. «Калмыкия является одним из самых засушливых регионов России. Ежегодная потребность в воде составляет от 600 до 800 миллионов кубометров, а собственные водоисточники могут дать лишь 50 миллионов», – писало издание «Кавказский Узел».

Ситуация с водоснабжением складывалась критическая и осенью 2011 года СМИ сообщили о начале строительных работ в балке Гашун-Сала, расположенной в 14 км от калмыцкой столицы. По информации «Российской газеты», на возведение водохранилища емкостью 35 млн кубометров планировалось потратить 1,3 млрд рублей. Сдача объекта в эксплуатацию была запланирована на 2015 год.

Однако, чем ближе к указанному сроку подходило время, тем очевиднее становилось, что правительство Калмыкии не справляется с взятой на себя задачей. В январе 2014 года на заседании республиканского правительства было объявлено об окончании строительства в 2016 году.

«Все средства, которые необходимы для завершения объекта в текущем году, вернее, объема работ в текущем году, находятся здесь, в республике. А это чуть больше полумиллиарда рублей», – заверял журналистов глава Калмыкии Алексей Орлов в июне 2015 года. При этом он добавил, что вполне удовлетворен темпами работ.

Подчеркнем, что средства на строительство в республику поступали регулярно. Вот только большой вопрос, каким образом они осваивались. Спустя еще два года калмыцкие СМИ сообщили: объект не просто не построен, на его территории не ведется вообще никаких работ. Представители общественных организаций выразили намерение обратиться в прокуратуру с заявлением о проверке эффективности использования денежных средств, поступающих из федерального центра на возведение проекта-миража.

Монастырского подвели под монастырь

Скандал грозил разразиться нешуточный. И без того обезвоженная калмыцкая земля буквально загорелась под чиновничьими ногами. Громоотвод был найден в лице бывшего генерального директора «Калмыцкого дорожного управления» (КДУ) Романа Монастырского. Возглавляемая им организация в 2011 году выиграла тендер на строительство элистинского водохранилища. В итоге именно руководитель компании-подрядчика стал фигурантом уголовного дела о злоупотреблении полномочиями и хищении в особо крупном размере.

По версии следствия при выполнении оговоренных контрактом работ Монастырский привлекал субподрядные организации, для расчета с которыми получал денежные средства. Вот только вместо того, чтобы выплачивать финансы субподрядчикам, он их присваивал. Таким образом, в 2014 году подрядчик умудрился положить в карман 72 млн рублей. Эти действия, как считают следователи, в итоге привели к банкротству КДУ.

Вместе с тем отмечается, что до 2014 года строительство шло в соответствии с ранее утвержденным графиком и за это время было освоено более 620 млн рублей. Пробуксовки, якобы, начались только в 2015 году, когда наступил срок завершения проекта: предприятие не выполнило план строительства на 480 млн рублей и сроки реализации контракта оказались сорваны.

Приговор Монастырскому был оглашен 20 декабря. Суд назначил ему наказание в виде пяти лет колонии общего режима и штрафа в 500 тыс. рублей. В начале февраля в Верховный суд Калмыкии поступила жалоба на ранее вынесенный приговор.

Как пишет «Коммерсант», сторона защиты настаивает на том, что фигурирующая в уголовном деле сумма принадлежала Управлению (а не субподрядным организациям) и предназначалась на уплату налогов, закупку материалов, выдачу зарплаты и другие неотложные нужды. Обязательства оказались неисполненными только по причине неожиданного снятия с должности гендиректора КДУ Монастырского.

Кто довел Управление до банкротства?

Что касается банкротства Управления, то в течение последних полутора лет предприятием руководил Петр Ользятиев, который в прошлом году также оказался на скамье подсудимых за злоупотребления. Ему также был вынесен обвинительный приговор.

Адвокат Эрдем Бадмаев рассказал журналистам «Коммерсанта», что всего за полтора месяца руководства Ользятиев расторгнул ряд ключевых контрактов, в результате чего КДУ потеряло порядка 200 млн рублей. Кроме того, он перенаправил на счета некой «другой организации» 580 миллионов, перечисленные за работы на водохранилище.

Таким образом, предприятие оказалось полностью лишено денежных поступлений. По словам адвоката, ни одна из сделок по расторжению договоров, которые в итоге и привели к банкротству Управления, не согласовывалась его руководителем с советом директоров компании, как того требует законодательство.

Как мы можем убедиться, история с банкротством очень мутная. Ведь еще в начале 2014 года было объявлено о перенесении даты окончания строительства ровно на один год. В 2015-м глава республики Орлов публично высказывал полнейшее удовлетворение ходом проводимых работ. А дальше все пошло по наклонной.

Новый гендиректор все организует

Весной 2016 года аудиторы Счетной палаты выявили нарушения, допущенные в ходе строительства элистинского водохранилища. В частности, из выделенных годом ранее 621,5 млн рублей, остались не освоенными 475,6 миллиона. Выяснилось, что работы ведутся без утвержденной декларации безопасности гидротехнического сооружения, сам объект не застрахован, а его возведение осуществляется без получения разрешения на строительство, выданного федеральным Минстроем.

Готовность объекта проверяющие оценили в 56,9 %. Кстати, в ноябре того же года глава исполкома калмыцкого регионального отделения ОНФ Александр Городовиков сообщил, что на строительство водохранилища в целом уже было потрачено 771 млн. рублей. Таким образом, сотни миллионов бюджетных рублей оказались закопаны в песок. То есть, потрачены на оказавшееся незаконным строительство.

Рассказать о том, как стала возможной многолетняя работа без оформления необходимой документации и куда «уходили» средства, предназначенные на будущее водоснабжение Элисты, мог бы сам Алексей Орлов.

Но он в итоге оказался как бы и не причем. Все стрелки были переведены на руководство КДУ. Здесь стоит обратить внимание на следующий факт: в сентябре 2016 года Управление было официально признано банкротом. Сегодня всю вину за это возлагают на все того же Романа Монастырского. Вот только расторжением договоров и перенаправлением денежных средств (то есть, фактическим «обескровливанием» предприятия) оперативно занимался не он, а Петр Ользятиев.

Обратим внимание еще на одно любопытное обстоятельство. В августе 2019 года начался процесс ликвидации организации, выступавшей заказчиком строительства водохранилища – ФГУ «Калмкаспвод», успешно закончившийся в декабре. До этого, начиная с октября 2016 года на предприятии трижды менялось руководство. Неужели перепугавшиеся чиновники таким образом поспешно подчищали хвосты?

Тяжелое наследство хана Кирсана

Итак, заключил контракт с КДУ и перечислял Управлению денежные средства «Калмкаспвод». В 2015-2016 гг., то есть к моменту так и не состоявшегося запуска водохранилища компанией-заказчиком руководил Олег Николаевич Лиджиев.

Эта фамилия на слуху в Калмыкии. Дело в том, что некоего Нарамбу Николаевича Лиджиева называют одним из активных членов организованной преступной группы, возглавляемой Львом Санджиевым (так называемая «ОПГ Санджиева»). При желании, можно даже найти информацию о близкородственных связях Лиджиевых. В ноябре 2018 года лидера группировки Санджиева объявили в международный розыск: он обвиняется в особо крупном мошенничестве.

Вместе с тем, членов этой группировки связывают с бывшим главой республики Кирсаном Илюмжиновым, который бессменно руководил Калмыкией с 1993 по 2010 гг. Пришедшего ему на смену Алексея Орлова называли не иначе как ставленником Илюмжинова.

Между тем, наследство после ухода в отставку поклонника шахматных комбинаций, осталось далеко не завидное. Подводя итоги его руководства, «Коммерсант» писал об ухудшении демографических показателей в республике, увеличении смертности, а также росте безработицы и преступности. Сообщалось, что по размеру внутреннего регионального продукта Калмыкия занимала одно из последних мест в РФ. В целом, регион оставался беднейшим в стране.

Стоит ли удивляться тому, что за годы правления «хана Кирсана» население республики сократилось на 11,3%? Подчеркнем, речь идет не о лихих 90х, а о событиях до 2010 года включительно!

Можно не сомневаться в том, что и после отставки бывший глава сохранил в регионе не только политическое влияние, но и экономические интересы. Из публикаций в прессе следует, что он фактически поставил под личный контроль практически все приносящие прибыль предприятия. Уходя Кирсан Илюмжинов вполне мог проявить интерес к бюджетному финансированию перспективного проекта элистинского водохранилища. Или Алексей Орлов занимался контролем в одиночку, на свой страх и риск?

Между тем, журналисты уже успели отметить, как быстро в Элисте состоялся судебный процесс над Романом Монастырским. В качестве возможной причины такого ускорения событий называют имя председателя городского суда Элисты Юрия Илюмжинова. Неужели родственник (или однофамилец?) помог в заметании следов?

В любом случае, точку в деле о водохранилище ставить рано. И хоть работы на объекте не ведутся, новому руководству республики предстоит выяснить истинное положение вещей в этом вопросе, ведь деньги перечислялись и осваивались годами. Вот только сделать это будет непросто: местные чиновники, как бывшие, так и действующие, умеют хранить тайны. В самом деле, кто захочет добровольно последовать по пути Монастырского?

Взято из источника

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.