Как Александр Тугушев «отжимал» «Норебо» у экс-партнера

Конфликт вокруг группы компаний (ГК) «Норебо» — один из самых затяжных в России. Несмотря на то, что ГК «Норебо», например, по итогам 2017 г. заняла первое место в России по улову рыбы и морепродуктов с результатом 592 тыс. тонн, в свете скандальных публикаций в СМИ о конфликте вокруг компании она более известна под другим названием — «Карат» (ребрендинг холдинга произошел в ноябре 2016 года). Акции мурманской компании «Карат» и стали поводом для спора между двумя ее создателями — Виталием Орловым, которому сегодня принадлежит 100% акций «Норебо», и Александром Тугушевым, в данный момент находящимся в федеральном розыске и скрывающимся за рубежом.

Виталий Орлов
Виталий Орлов

В последние дни новая волна публикаций в изданиях и телеграм-каналах, освещающих правоохранительную тематику, опять вывела на первый план историю борьбы за акции крупнейшего отечественного рыбопроизводителя. Нашей редакции показалась интересной и показательной для постсоветской России история становления не зависимого от государства крупнейшего бизнеса и попытки бывшего акционера захватить часть компании, пожертвовав дружескими узами с другим сооснователем компании и легко ударившись, как говорится, «во все тяжкие».

Итак — наше журналистское расследование о том, как бывшие товарищи по бизнесу стали злейшими врагами.

В нашей истории речь идет о представителях рыбной отрасли. Один из них, Виталий Орлов, — энергичный, получивший большой опыт в сфере добычи, переработки и реализации рыбы. Он уроженец поморского края, выпускник мурманской школы мореходов и рыбодобытчиков, получивший большой опыт работы как за рубежом, так и внутри страны, с нуля создавший свой собственный бизнес. Орлов во главу своей повседневной работы ставит развитие отечественного рыболовного флота, оснащенного современными эффективными орудиями лова рыбы, ее хранения и переработки. Холдинг «Норебо» ведет большое строительство судов, способных работать во всех уголках мирового океана, и строятся эти современные суда на российских верфях и заводах. Второй участник этой истории — Александр Тугушев, который также закончил мурманскую мореходку и своим трудом сумел достичь значимых успехов, создать свой собственный серьезный бизнес. Но на определенном этапе своего развития он почему-то посчитал, что управленческого и финансового результата можно добиться другими способами, не требующими каждодневного самоотверженного труда в море».

Вообще оба участника конфликта знакомы примерно с 1991 года. С разницей в два года они учились в «Мурманском высшем инженерно-морском училище» — Тугушев закончил его раньше.

В 1998 году Орлов, Тугушев и гражданин Норвегии Магнус Ротт стали обсуждать вопрос о возможности создания совместного рыбопромышленного бизнеса. При этом предполагалось, что доходы и дивиденды от этого вида совместной деятельности будут распределяться по 1/3 каждому участнику. Создание такого бизнеса предусматривало объединение всех принадлежащих им на этот момент российских промышленных компаний и активов с Норвежской трейдинговой компанией «Ocean Trawels», владельцами которой являлись Ротт и Орлов.

В 2001 году было учреждено ЗАО «Альмор Атлантика», учредителями которого стали: ЗАО «Норебо Инвест», а также ряд физических лиц, в том числе Тугушев. Уставной капитал ЗАО «Альмор Атлантика» формировался следующим образом: ЗАО «Норебо Инвест» внесло свой вклад денежными средствами, а остальные учредительные лица — акциями разных компаний. Тугушев в формирующийся капитал ЗАО «Альмор Атлантика» внес принадлежащие ему акции компании: ЗАО РК «Согра», ООО «Карат», ЗАО «Каратт».

При этом при формировании уставного капитала ЗАО «Альмор Атлантик» ряд учредителей, включая Тугушева, не в полном размере внесли свои вклады в формирующийся уставной капитал, как это изначально заявлялось при учреждении компании. В соответствии с действующим на тот момент законодательством об акционерных обществах неоплаченная доля акций таких учредителей (Тугушев А.И., Романенко В.В.) была перераспределена в собственность общества — ЗАО «Альмар Атлантика».

С учетом фактических итогов формирования уставного капитала ЗАО «Альмор Атлантика» Тугушев стал владельцем 20318 бездокументарных акций этого ЗАО, и его доля в капитале общества в указанный период времени составляла около 14%.

До апреля 2003 г. Орлов и Тугушев сотрудничали в бизнесе. Затем Тугушев проинформировал партнера о том, что им принято решение об уходе на государственную службу на должность заместителя председателя Комитета РФ по рыболовству.

В этот же период времени всем акционерам ЗАО «Альмор Атлантика» поступило письменное уведомление от Тугушева о его намерении продать принадлежащие ему 14% бездокументарных акций ЗАО «Альмор Атлантика». Никто из акционеров этого ЗАО, кроме ЗАО «Норебо Инвест», не принял это предложение.

Таким образом, в апреле 2003 г. Тугушев в установленном законом порядке продал принадлежащие ему 14% акций ЗАО «Альмор Атлантика» компании ЗАО «Норебо Инвест» в связи с поступлением на государственную службу. По словам источников редакции, Орлов лично в оформлении указанной сделки купли-продажи не участвовал. Оформлением всех необходимых документов по поручению Тугушева и под его личным контролем занимались юристы. В результате был надлежащим образом оформлен и лично подписан Тугушевым передаточный акт, а в реестр акционеров ЗАО «Альмор Атлантика» была внесена запись о переходе права собственности на 14% бездокументарных акций от Тугушева в пользу ЗАО «Норебо Инвест». Все необходимые сведения о своем имущественном положении Тугушев представил лично в Управление кадров при правительстве РФ. Впоследствии Тугушев никогда не оспаривал в судах законность своего выхода из бизнеса.

Надо сказать, что к 2003 г. партнеры создали достаточно серьезный рыбный бизнес, имели заслуженный авторитет и уважение в среде рыбодобытчиков. Однако в 2003 году Александр Тугушев решил стать чиновником от «рыбного цеха». Наши источники обращают внимание на тот факт, что уже состоявшийся рыбный бизнесмен, имеющий не только солидные финансовые доходы и базу рыбодобычи, но и, главное, реальные возможности дальнейшего развития своего дела, по собственной воле переходит на госслужбу со скромной чиновничьей зарплатой. Позднее станет понятно, что сделано было это вовсе не из патриотических соображений.

Госслужба для бывшего рыбопромышленника изначально проходила не гладко. В ходе обязательной в таких случаях проверки предоставленной Тугушевым при вступлении в должность информации в январе 2004 г. Министерство налогов и сборов (МНС) РФ выяснило, что он представил в правительство недостоверную информацию и фактически скрыл свое участие в управлении целого ряда коммерческих структур. И только в конце марта 2004 г. он подает новые сведения о выходе из всех компаний. На эту ситуацию наложилось еще и то, что руководство Госкомрыболовства фактически обвинило Тугушева в некомпетентности и представило докладную на имя председателя правительства России о его увольнении. В итоге, однако, Тугушев смог сохранить свой пост, — по данным наших источников, благодаря покровительству премьера Михаила Касьянова, которому бывший рыбопромышленник помогал финансово в его политических проектах. Но поход в чиновники, несмотря на столь высокое покровительство, все же закончился для Тугушева печально — вскоре он был обвинен в мошенничестве и оказался за решеткой.

Любопытно, что на госдолжность Тугушев был назначен 22 сентября 2003 г. При этом, как отмечают наши источники, из материалов уголовного дела № 323823, возбужденного 01.06.2004 г. в отношении Тугушева и его подельников, видно, что уже в сентябре 2003 г. он начал совершать преступные действия (позже, в 2007 г., квалифицированные Тверским районным судом столицы как мошенничество), в ходе которых бывший рыбопромышленник в составе группы лиц отрабатывал отведенную ему роль крупного руководителя рыбной отрасли, решающего вопросы распределения квот, для чего он встречался с потерпевшими и обещал им выполнить их пожелания за денежное вознаграждение. Получив деньги, Тугушев и его подельники: Линар Зинатулин (начальник Управления непроизводственной сферы Минимущества), Владимир Чекунов и Александр Лысков (посредники из коммерческих структур) свои обязательства не выполнили, а потерпевшим передали сфабрикованный и недействительный документ на вылов биоресурсов.

В общей сложности потерпевшие, сотрудники компании «Поллукс», передали возглавляемой Тугушевым группе лиц $3,7 млн. Деньги по их указанию были переведены им на фирмы-однодневки, открытые на подставных лиц в латвийском банке, а наличные деньги ими были получены уже в Москве. В результате Тугушев был приговорен Тверским судом Москвы к шести годам лишения свободы и штрафу в один миллион рублей. Он был признан виновным в мошенничестве, приведшем к хищению $3,7 млн. Кроме того, Тверской суд удовлетворил иск гражданина Александрова С. Ф. к Тугушеву А.И. на сумму $3,63 млн и выдал исполнительный лист: № 1-29/2007 от 13.09.2007 г.

Примечательно, по словам источников нашей редакции, что пока Тугушев находился в местах не столь отдаленных, его бывший товарищ Орлов оказывал материальную поддержку его семье.

До декабря 2009 г. Тугушев отбывал назначенное судом наказание. Выйдя на свободу, он не предъявлял своему бывшему партнеру никаких претензий по акциям холдинга, периодически официально подтверждая факт их продажи на законных основаниях. Так, УФСПП по Московской области 25 марта 2010 г. возбудило исполнительное производство № 43.46.9321/2010 г. в отношении должника Тугушева А.И. в пользу потерпевшего Александрова С. Ф. При этом при опросе Тугушева судебными приставами он заявил, что не имеет акций или иного имущества, т. к. акции продал в начале 2003 г. при переходе на госслужбу и поэтому не имеет возможности погасить иск. Кроме того, о факте продажи он документально уведомлял ранее и кадровые подразделения правительства РФ. Все это подтверждается собственными письменными заявлениями Тугушева, имеющимися в материалах уголовного дела № 323823. Кроме этого, когда судом был удовлетворен гражданский иск к Тугушеву на сумму $3,63 млн, он заявлял, что ни акций, ни имущества не имеет.

Но вдруг в 2014 г. он вспомнил, что у него все же есть акции, рассказывают наши источники. И полетели заявления и жалобы во все инстанции. Получив там правовые отказы, Тугушев пошел к разбойникам и решалам всех мастей, но и это не дало результатов, т. к. свои претензии надо было хоть чем-то обосновывать, а таковых доказательств нет в природе, — говорят источники.

В частности, они приводят два примера обращения Тугушева к «разбойникам».

«После выхода из тюрьмы Тугушеву была представлена возможность трудоустроиться в компанию Орлова, рассказал нашему изданию источник, близкий к участникам конфликта. — Но по прошествии времени он стал выходить за рамки отведенных ему функциональных обязанностей консультанта, вмешиваться в коммерческую, банковскую и иные конфиденциальные сферы деятельности холдинга. Все действия такого характера со стороны Тугушева привели к обоснованному подрыву доверия к нему со стороны Орлова, и в результате этого в феврале 2014 г. деловые отношения бывших партнеров были прекращены. С этого момента Тугушев перешел к прямым и жестким требованиям к Орлову о безвозмездной передаче ему 33% активов холдинга».

В частности, рассказывают наши источники, Тугушев «пошел в Москве по всем «решалам» с просьбой разобраться с Орловым и обещал всем за это 50% от суммы его требований». Говорят, что многие брались, активно включались и даже переступали черту закона, угрожали Орлову и его родным и близким. Имена их хорошо известны правоохранительным органам. По этим эпизодам возбуждались уголовные дела, а сам Тугушев задерживался и судом был отправлен под домашний арест.

«Самый первый «наезд» Тугушев организовал осенью 2015 г. вскоре после его знакомства с адвокатом Коньковым А.В., — рассказывает наш источник. — Ролевые функции в этом эпизоде, вероятнее всего, выглядят следующим образом. Заказчик, естественно, Тугушев, участники — упомянутый адвокат Коньков А.В. вместе с еще одним адвокатом Бегуном А.А. и авторитетным коммерсантом П. Кротовым. В ходе реализации этой силовой акции в адрес Орлова, его близких родственников и бизнеса оппонентами высказывались конкретные угрозы физической и неправовой расправы. Реально восприняв эти угрозы, Виталий Орлов подал заявление в правоохранительные органы г. Москвы, по которому ГСУ СК РФ по столице проводило проверку». Любопытно, что среди тех, кто в этой истории, по информации наших источников, фигурировал на стороне Тугушева, упоминаются очень известные в определенных кругах и в высшей степени «авторитетные» граждане, фамилии которых знающим людям говорят сами за себя.

Из полицейских показаний адвоката АБ «ЕПАМ» Краснихина А.А., представляющего интересы Виталия Орлова: «10.11.2015, примерно в 16.00, в офис «ЕПАМ» прибыл Тугушев А.И, а также Бегун А.А., Коньков А.В. и Кротов П.В. В ходе обсуждения ситуации Кротов П.В. в накаленной обстановке повышенным тоном потребовал передать Орлову В.П. их требования о передаче в пользу Тугушева А.И. 1/3 долю в группе компаний «Карат». При этом цена сделки не сообщалась. Единственное условие, которое озвучил Кротов П.В., касалось того, что соглашение Орлов В.П. должен подтвердить в письменном виде до 14.00 16.11.2015 г.

13.11.2015 я вместе с Саввиным Ю.В. прибыл в г. Санкт-Петербург, где в офисе «ЕПАМ» состоялась встреча с Бегуном А.А. В ходе встречи Бегун А.А. сообщил, что представляет интересы бизнесмена Трабера И.И., к которому обратился некий не известный Бегуну А.А, состоятельный человек, проживающий в Москве, с просьбой помочь урегулировать конфликт в отношении рыбного бизнеса группы компаний «Карат». В ходе разговора Бегун А.А. пояснил, что к урегулированию конфликта между Орловым В.П. и Тугушевым А.И. привлечены люди Делимханова А., которые при решении проблем используют автоматы и остаются безнаказанными. При этом чеченские правоохранительные органы могут принимать «смелые решения», а существующий конфликт может перейти в уголовно-правовую плоскость. Данные слова имели угрожающий характер».

Заметим, что в других показаниях в рамках этого полицейского расследования также упоминаются указанные граждане. В конце одного из показаний значится: «Также Бегун А.А. пояснил, что, по мнению Трабера И.И., если не удастся урегулировать ситуацию с акционерами группы «Карат», то Афанасьев Д. О. и Орлов В.П. останутся наедине перед Делимхановым А. и Кротовым П.В». Однако в тот момент этого не случилось благодаря тому, что Виталий Орлов благоразумно не стал ни с кем «оставаться наедине» и обратился к правоохранителям. Однако и его оппоненты, упомянутые в протоколах, не понесли никакого наказания.

При этом нет смысла уточнять, кем были все эти упомянутые выше интересанты в акциях «Норебо». Достаточно сказать, что А. Делимханов — как аккуратно принято писать в СМИ — тезка депутата Госдумы от Чечни и, как говорят, «правой руки» главы этой северокавказской республики Рамзана Кадырова — со всеми вытекающими.

Другая история «закошмаривания» бизнесмена Орлова из-за конфликта с Тугушевым также не обошлась без жителей Чечни, говорят наши источники. Так, некий Муалади Джамалдаев взялся «решить вопрос» с «возвращением» акций «Карата» Александру Тугушеву. Примечательно, что эта история началась еще в тот момент, когда следователь ГСУ СК РФ проводил проверку по предыдущим эпизодам противоправных действий в отношении Орлова, когда с такой же целью от имени Тугушева к хозяину «Норебо» обратились «авторитетные» бизнесмены, о чем говорилось выше.

С февраля 2016 г. по декабрь 2016 г. Орлову поступали телефонные звонки от неизвестных, которые требовали переоформления на Тугушева 33% акций холдинга, при этом угрожая физической расправой ему и его близким, если он этого не сделает. В частности, звонил некий человек с ярко выраженным южным акцентом, представлялся «кентом Саши Тугушева» и обещал «вырвать ноги» и «порезать на куски» рыбопромышленника и членов его семьи, если тот не выполнит требования.

По информации наших источников, когда правоохранительным органам удалось задержать звонившего, им оказался Муалади Джамалдаев. Во время допросов он рассказал, что действовал по личной просьбе Тугушева за обещанное вознаграждение в сумме $200 тыс. Эти показания Джамалдаев подтвердил и в судебном следствии.

Согласно протоколу допроса обвиняемого от 4 декабря 2018 г., Джамалдаев сообщил следующее: »…В начале 2016 года мой знакомый Хоменко Сергей попросил помочь своему знакомому по имени Тугушев А.И., которого я не знал, с возвратом принадлежащих ему (Тугушеву А.И.) акций в бизнесе. Я за денежное вознаграждение согласился помочь, после чего Хоменко С. дал мой номер телефона Тугушеву А.И., который через некоторое время позвонил мне и предложил встретиться в г. Москве для обсуждения всех подробностей дальнейшего сотрудничества… …Встреча произошла 08 февраля 2016 г. в кафе «Кофе-Хауз» у станции метро «Трубная». В ходе встречи Тугушев А.И. пояснил, что ранее являлся заместителем министра, так же рассказал, что отбывал срок за уголовное преступление, которого не совершал, что его подставил друг детства по фамилии Орлов, с которым ранее у Тугушева А.И. был совместный бизнес в сфере рыбной промышленности (фирма Карат), который после заключения под стражу Тугушева А.И. полностью перешел от Тугушева А.И. к Орлову. В связи с тем, что Орлов В.П. отказывался вернуть принадлежащую Тугушеву А.И. часть бизнеса, последний попросил связаться с Орловым В.П. и заставить вернуть часть бизнеса, а именно 33% акций фирмы «Карат». За оказание содействия Тугушев А.И. пообещал мне денежные средства в сумме 200 000 долларов США. Так же Тугушев А.И. продемонстрировал мне копии учредительных документов компании «Карат», после чего я согласился оказать Тугушеву А.И. свои услуги по содействию в возврате акций компании «Карат» от Орлова к Тугушеву… …Тугушев А.И. проинструктировал меня таким образом, что возвращать акции необходимо было выдвигая жесткие требования, высказывая угрозы в адрес как Орлова В.П., так и семьи последнего, а также в конце встречи Тугушев А.И. сообщил мне анкетные данные Орлова (его звали Виталий), его местонахождение в г. Москве, а также номер мобильного телефона Орлова В.П….». (Отметим, что здесь и далее орфография и пунктуация протоколов сохранены.)

Ранее, 7 июля 2017 г., в ходе очной ставки между Тугушевым и Джамалдаевым, последний придерживался той же точки зрения, что подтверждается протоколом очной ставки от 07.07.2017 г. На этом допросе всплыли и другие детали «заказа»: «Далее я обговорил с Тугушевым А.И. все вопросы, а именно, как должен, кто такой Орлов, как они познакомились, какие у них отношения, кто за ним стоит. Также Тугушев А.И. сообщил, что за Орловым стоят сотрудники полиции и «бандиты». Я сообщил Тугушеву А.И., что с «бандитами» вопросы я решу, а с сотрудниками полиции так же попробую решить вопросы о возврате акций. Далее я сказал, что на расходы нужны денежные средства в размере 300 000 рублей, на это Тугушев сообщил, что уйдет и вернется через 40 минут или через час с деньгами… …Тугушев А.И. вернулся в кафе, где я его ожидал, и принес мне деньги в сумме 300 000 рублей, которые он мне лично передал…»

Согласно протоколу очной ставки между Тугушевым А.И. и Джамалдаевым М.Д. от 8 августа 2017 г. последний сообщил следующее: »…После первой встречи с Тугушевым, примерно в течение недели не мог дозвониться до Орлова, находясь в Москве. Когда я дозвонился до Орлова, последний мне сообщил, что никому ничего не должен, с Тугушевым А.И. он давно рассчитался. Об этом мне стало известно при первом звонке Орлову, после этого до второй встречи с Тугушевым Орлову я более не звонил и не угрожал. После этого я решил встретиться с Тугушевым А.И., я позвонил последнему и попросил предъявить документы, подтверждающие, что он действительно является собственником акций… …О Тугушеве я не узнавал, об Орлове мне сообщили, что последний — порядочный и денежный коммерсант и никакого отношения к «братве» не имеет, как мне говорил Тугушев… В октябре 2016 узнал, что документы, подтверждающие права Тугушева на компанию Карат фальшивые, после этого я отправил смс-сообщение с угрозами Орлову и Тугушеву, что они вместе будут плавать по Москве реке в хороших гробах. После этого Орлов мне позвонил и предложил встретиться и еще раз обсудить, что он ничего не должен Тугушеву, но встреча не состоялась…»

Таким образом, по мнению источников нашего издания, со слов Джамалдаева, заверенных им же собственноручно в присутствии адвоката, следует, что он действовал по прямому указанию Тугушева. «Так, по указанию Тугушева Джамалдаев с использованием сим-карт операторов сотовой связи, зарегистрированных на анкетные данные других лиц, совершил ряд звонков Орлову в период с февраля по декабрь 2016 г., в ходе которых требовал от последнего передачи в пользу Тугушева 33% обыкновенных именных бездокументарных акций АО «Норебо холдинг». При этом с целью получения требуемого результата, высказывал в адрес Орлова и его семьи угрозы применения насилия».

Далее действия развивались в соответствии со следующей хронологией. 26 декабря 2016 г. Джамалдаев был задержан. В тот же день последнему предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч.3 ст. 163 УК РФ. 27 декабря 2016 г. в порядке ст. 91, 92 УПК РФ задержан Тугушев, обвинение в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч.3 ст. 163 УК РФ. 28 декабря 2016 г. Нагатинским районным судом г. Москвы в отношении Джамалдаева избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. Срок содержания под стражей неоднократно продлевался и составил в общей сложности 14 месяцев. 29 декабря 2016 г. Тугушеву предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ. 30 декабря 2016 г. Нагатинским районным судом г. Москвы в отношении Тугушева избрана мера пресечения в виде домашнего ареста. 24 марта 2017 г. указанным районным судом отказано в удовлетворении ходатайства следователя о продлении срока содержания Тугушева под домашним арестом. 25 марта 2017 г. в отношении Тугушева избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении.

11 декабря 2017 г. уголовное преследование в отношении Тугушева было прекращено. По мнению следствия, связь последнего и Джамалдаева не была доказана. Подтвердить доводы обвиняемого Джамалдаева о том, что некий Сергей Хоменко обратился к нему за помощью в получении Тугушевым своей доли акций в АО «Норебо Холдинг» следствию не удалось в связи со смертью 28 августа 2016 года Хоменко С. А., о чем имеется запись акта о смерти № 2757 от 2 сентября 2016 года.

13 декабря 2017 г. Джамалдаеву предъявлено обвинение в окончательной редакции по п. «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ. 25 февраля 2018 г. обвиняемому изменена мера пресечения в виде заключения под стражу на подписку о невыезде и надлежащем поведении. После чего Джамалдаев скрылся от следствия, в связи с чем был объявлен в федеральный розыск. 20 ноября 2018 г. Джамалдаев был задержан сотрудниками МВД. Избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

Можно только догадываться, каким образом Тугушеву удалось избежать реальной ответственности за такие конкретные противоправные действия, отмечают наши источники.

Между тем, российское правосудие все же настигло Александра Тугушева, но уже по другому делу. Однако бывший рыбопромышленник, чиновник и зэк смог покинуть страну до ареста и скрыться на территории Великобритании, где, по словам наших источников, продолжает вынашивать планы лишить своего бывшего друга и бизнес-партнера акций холдинга «Норебо». Но уже без «разбойников» и угроз «порезать на куски», а вполне гуманно — с помощью знаменитой английской Фемиды.

Взято из источника

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.