Дмитрий Босов дал старт срочной распродаже активов

Дмитрий Босов

Дмитрий Босов фактически расписался в провале разрекламированного им проекта по добыче угля на Таймыре. На продажу выставлен актив «ВостокУголь-Диксон», оцененный олигархом в 6 миллиардов рублей. Несмотря на то, что ранее Босов обещал дать старт реализации проекта в 2019 году, работы по угледобыче здесь до сих пор не ведутся. Одним из вероятных покупателей актива называют госкорпорацию «Росатом», назначенную оператором по развитию Северного морского пути. Не меньший интерес продажа может вызвать у давних недоброжелателей угольного магната – владельца холдинга «Коулстар» Эдуарда Худайнатова и стоящего за ним Игоря Сечина. Но фиаско российских проектов, проигранные суды и риск возбуждения уголовного дела не мешают олигарху вкладывать средства в элитную заграничную недвижимость. Видимо, судьба бывшего делового партнера Михаила Абызова его так ничему и не научила. О том, как сдает позиции один из российских «угольных королей» – в материале корреспондента «Компромат ГРУПП» Георгия Волгина.

Вместо добычи угля – дырка от бублика

О том, что Дмитрий Босов и его компаньон Александр Исаев запустили процедуру продажи таймырского угольного проекта «ВостокУголь-Диксон» стало известно в начале недели. Как сообщает «Коммерсант», владельцы оценивают стоимость актива в 6 млрд рублей. Среди его потенциальных покупателей авторы публикации называют крупные государственные компании, такие как «Ростех», «Росатом» и «Роснефть». Однако во всех названных структурах от комментариев предпочитают воздерживаться.

Вместе с тем, по информации РБК, в руководстве «Росатома» вопрос приобретения проекта изучают, хотя окончательного решения по нему еще не принято. Главными причинами продажи издание называет, во-первых, резкое падение стоимости угля, следствием чего стало снижение рентабельности компании. Во-вторых, претензии со стороны Росприроднадзора, которые уже становились причиной судебных разбирательств.

Вместе с тем, движущее Босовым желание избавиться от актива можно объяснить одним простым обстоятельством: бизнесмен не в состоянии реализовать свои ранее озвученные глобальные планы. Он просто-напросто надорвался и предпочел наиболее легкий выход из сложной ситуации.

Напомним, что еще в 2017 году олигарх рассказал о своих намерениях начать добычу угля на Таймыре в 2019 году, причем намеревался довести ее ежегодный объем с 19 млн до 30 млн тонн (это планировалось сделать к 2022-2023 гг.). Кроме того, совладелец компании «ВостокУголь» объявил о строительстве двух глубоководных морских портов, мощность которых должна будет составить свыше 10 млн тонн в год.

На практике же озвученные перспективы оказались «мыльным пузырем»: как пишет «Коммерсант», в настоящее время добыча угля не ведется, а ранее заявленный начальный проектный уровень в 19 млн тонн может быть достигнут не ранее 2024 года. Более того, РБК, со ссылкой на источник в федеральном Минприроды, называет реальные объемы добычи проекта: к 2024 году они составят не более 1 млн тонн.

Назвать сложившуюся ситуацию можно только одним словом – фиаско. В итоге владельцам остается только избавиться от лежащего мертвым грузом актива.

АГК ворует, суд штрафует

В последние годы у официальных ведомств накопилось много претензий к предприятиям Дмитрия Босова. Это касается, в первую очередь, Арктической горной компании (АГК), которая является оператором таймырского проекта и дочерней структурой группы «ВостокУголь».

Достаточно вспомнить о громком уголовном деле, которое было возбуждено сотрудниками красноярского управления ФСБ в апреле прошлого года в отношении неустановленных лиц из руководства АГК по факту ведения незаконной предпринимательской деятельности.
Как выяснилось, в декабре 2014 года компания получила лицензию на ведение геологоразведочных работ на участке реки Малая Лемберова. Осенью 2016 года, после проведения прокурорской проверки, в Росприроднадзоре заявили о незаконном характере проводимой здесь добыче антрацита и его последующей продаже под видом отбора крупных проб. Речь шла об объеме свыше 323 тыс. тонн.

По данным Росприроднадзора, вред, причиненный недрам, оценивался в 2,1 млрд рублей (позже истец снизил сумму требований до 954 миллионов). В руководстве АГК не нашли лучшего выхода, как заявить о незаконности проведенной проверки. В итоге в мае 2019 года московский областной Арбитражный суд постановил взыскать с компании штрафа в размере более 600 млн рублей.

Попытка оспорить судебное решение не увенчалась успехом. Как сообщало издание «Федерал пресс», в январе 2020 года кассационная инстанция отклонила жалобу, поданную компанией. Тем не менее, факт остается фактом: Босов сумел избежать уголовной ответственности и отделался легким испугом.

Иностранные собственники российского угля

В 2019 году Дмитрий Босов занял 102 строчку в рейтинге богатейших людей России по версии «Forbes». Его состояние оценивается в 950 млн долларов. Среди крупнейших активов бизнесмена – группа компаний «Аллтек», занимающаяся добычей угля и антрацита (высококачественного угля), а также АО «Сибирский антрацит». Из данных открытых источников следует, что учредителями последнего выступают два кипрских офшора: «Амалур Трейтинг Лимитед» и «Алтаверо Трейдинг Лимитед».

Впрочем, это далеко не единичное участие офшорных компаний в бизнесе Босова. Так, среди эксплуатируемых УК «ВостокУголь» месторождений имеется два угольных разреза – Кайзасский (расположен в Кемеровской области) и Восточный (в Новосибирской области).

Среди учредителей ООО «Разрез Кайзасский» значатся сразу три кипрских офшора – «Аллевия Инвестментс Лимитед»«Хиллестрато Инвестментс Лимитед» и «Сибантрацит Пиэлси». Еще 10% предприятия принадлежит ООО «Печерская горная компания». Вот только ее стопроцентный владелец – уже знакомый нам офшор «Сибантрацит Пиэлси». Получается, что российским угольный разрез принадлежит иностранным собственникам?

С ООО «Разрез Восточный» ситуация обстоит аналогичным образом: владельцем 85% предприятия выступает «Сибантрацит Пиэлси», еще 15% принадлежат его «дочке» – «Печерской горной компании». Как мы можем убедиться и второй разрез также находится в ведении иностранных компаний.

Между тем, российские СМИ неоднократно писали о том, что бенефициаром «Хиллестрато Инвестментс Лимитед» является никто иной, как Михаил Абызов, находящийся в СИЗО экс-министр по координации Открытого правительства, обвиняемый в организации ОПГ, члены которой вывели из России порядка 4 млрд рублей.

Согласно информации открытых источников, в число учредителей «Разреза Кайзасского» компания «Хиллестрато» вошла в июне 2017 года. Сегодня офшорными махинациями бывшего министра занимаются следователи. Потому резонно задаться вопросом: а не выводилась ли на иностранные счета прибыль российских угольных предприятий? Причем, не только Абызовым, но и его бизнес-партнером.

Вилла в Тоскане безопасности не гарантирует

Официально же Дмитрий Босов предпочитает вкладывать средства в недвижимость, причем заграничную. В частности, итальянскую. Российские СМИ писали о том, как в 2010 году он выкупил за 10 млн евро старинную виллу «Асеттати», расположенную в курортном Форте-дей-Марми. Примыкающий к вилле участок земли он приобрел у семьи бывшего министра транспорта Пьетро Лунарди.

Кроме того, российский олигарх является собственником виллы «Guidiccioni», которая находится в городе Лука (провинция Тоскана). Историческое здание постройки XVI века вместе с 3 гектарами земли досталось Босову всего за 4 млн евро. Правда, новое приобретение требует дополнительных вложений в размере 750 тыс. евро: бизнесмен согласовал в муниципалитете капитальную перепланировку зданий и садовой территории.

Можно предположить, что Босов рассматривает Италию в качестве своеобразного убежища на случай возникновения неприятностей с правоохранительными органами. Сообщалось, например, что после произошедшего в марте прошлого года ареста Михаила Абызова, угольный магнат спешно вылетел в свои средиземноморские владения.

Правда, пример того же Абызова, пытавшегося скрыться от российских спецслужб и обосновавшегося на вилле, расположенной в Тоскане (вот ведь совпадение!) наглядно показывает, что рассчитывать на такой исход событий, по меньшей мере, наивно. Бывшему министру организовали не только возвращение обратно домой, но также встречу с последующим препровождением в следственный изолятор.

Человек Сечина вступает в игру?

Пока господин Босов инвестировал средства в памятники итальянской архитектуры, его широкомасштабные планы добычи угля на Таймыре приказали долго жить. Как подчеркнул один из собеседников «Коммерсанта», «компания переоценила свои силы и решила избавиться от проекта».

Одновременно под угрозой срыва оказалась реализация майского указа президента, касающегося увеличения грузооборота по Северному морскому пути. Предполагалось, что к 2024 году транспортировка грузов здесь составит порядка 80 млн тонн в год. Вот только по расчетам Минприроды максимум, которого удастся достигнуть к указанному сроку не превысит 52 млн тонн.

Как следует из публикации РБК, при расчетах в министерстве учитывалась ранее заявленная Босовым угледобыча в объеме 30 млн тонн. Но, как нам сегодня известно, все заявленное оказалось утопией и без участия государственных корпораций о дальнейшей работе не может идти речи. А руководство «Росатома» как никто другой заинтересовано в реализации президентской программы, ведь корпорация правительственным постановлением назначена единым инфраструктурным оператором по развитию Северного морского пути.

Не стоит забывать, что олигарха ожидает финансирование еще одного анонсированного глобального проекта – строительства второго Северомуйского тоннеля на Байкало-Амурской магистрали. Ориентировочно, на его прокладку уйдет не менее пяти лет, а объем инвестиций составит более 60 млрд рублей. Не накроется ли медным тазом и эта инициатива?

Комментируя таймырское фиаско Босова, авторы «Коммерсанта», со ссылкой на собственный источник, отмечают, что проект может заинтересовать владельца угольного холдинга «Коулстар» Эдуарда Худайнатова. Кстати, если СМИ пишут о возможном интересе к активу со стороны «Роснефти», почему бы не предположить, что приобретение будет сделано не напрямую, а через третье лицо?

Кстати, ранее Худайнатов объявил, что к 2023 году намеревается получать не менее 7 млн тонн нефти в ходе эксплуатации расположенного на Таймыре Пайяхского месторождения. Вот только на декабрьском совещании в Минприроды эти планы были подвергнуты жесткой критике.

Здесь важно учитывать, что Худайнатов давненько присматривается к угольным активам Босова. Как пишет «Общая газета», его компания «Коулстар» уже контролирует угольные запасы Хакассии. По сообщениям СМИ, в 2018 году попытка покупки «Сибирский антрацит» уже предпринималась, но не увенчалась успехом. Сегодня у бывшего первого вице-президента «Роснефти» появилась возможность взять реванш. Тем более, что за спиной Худайнатова отчетливо просматривается тень Игоря Сечина.

Так что в борьбу за таймырские угольные активы могут вступить новые игроки. Что же касается самого Босова, то его бизнес сегодня переживает далеко не лучшие времена. Может не зря олигарх долгое время предпочитал вкладывать деньги в зарубежные проекты?

Взято из источника

Добавить комментарий