Олигарх Александр Аристов украл у детей лагерь для своей дочери

Александр Аристов

Околополитическую тусовку Челябинска взбаламутила «горячая тема»: губернатор Текслер строит в сосновом бору, на территории так называемых «обкомовских дач», то ли гостиницу, то ли хамам для услаждения VIP-персон. А редакция решила, как всегда, посмотреть на проблему шире и выяснить, что таится за ширмой этого политического скандала. И неожиданно обнаружила, что «обкомовские дачи» – ерунда по сравнению с настоящим беспределом в сосновом бору! Ведь там, где в советские времена рядом с «обкомовскими дачами» был пионерский лагерь, теперь незаконно расположилась грандиозная усадьба депутата Государственной думы предыдущего созыва Александра Кретова, зятя владельца ЧЭМК олигарха Александра Аристова. Райский уголок с несколькими зданиями, бассейном и теннисным кортом – общей площадью на 8 000 квадратов. Тут нет места проблемам простых челябинцев: от ядовитых выбросов ЧЭМК семейство Кретовых защищает сосновый бор, а от коронавируса и простых смертных – шлагбаум. Пришлось запускать квадрокоптер с профессиональной фотоаппаратурой, хотя охрана Кретова пыталась «зашибить» нашего пилота…

В сосновом бору под Челябинском, на месте так называемых «обкомовских дач», ставших губернаторской резиденцией, ведутся строительные работы по реконструкции корпуса для приёма VIP-персон (стоимость работ – 441 056 141 рублей, госзакупка № 2745120833219000045). Строительство было запланировано ещё при экс-губернаторе Борисе Дубровском, нанёсшем региону ущерб на 47 млрд рублей. Реконструкция была затеяна в связи с подготовкой к саммитам БРИКС и ШОС, поскольку «обкомовские дачи» не могли вместить большое количество ожидаемых высоких гостей, среди которых должны были быть и главы иностранных государств.

Текслер дал добро на продолжение строительства, чем вызвал шквал критики, запущенной местным политологом Александром Подопригорой (который, кстати, считается в политической тусовке фигурой, работающей в данный момент в интересах олигарха Александра Аристова). Помимо полумиллиардных трат на резиденцию с бассейном и хамамом, поводом для критики стало ошибочное обозначение реконструируемого объекта в госзакупках не как рекреационного, а в качестве гостиницы, а возведение объектов такого рода на данном участке запрещено категорически.

В самый разгар информационной баталии редакция решила повнимательнее присмотреться к «обкомовским дачам», чтобы выяснить, соответствует ли поднятый в блогосфере скандал реальной проблеме. Мы открыли спутниковую карту и принялись изучать территорию соснового бора в центре Челябинска. 

В глаза сразу бросился огромный комплекс объектов прямо около водохранилища Шершни. Вероятно, это и есть «обкомовские дачи»? Но нет! Оказалось, что губернаторская резиденция находится гораздо дальше от воды, а по размерам – в несколько раз меньше.

 

Неизвестный объект так нас заинтересовал, что мы даже решили отложить в сторону изучение губернаторской резиденции. Ведь «обкомовские дачи», вызвавшие такой скандал, смотрятся, на фоне располагающегося неподалёку гиганта как маленькие домики.

Мы решили провести подробное расследование и выяснить, кто и что построил у самого берега Шершней. И наше любопытство было удовлетворено сполна.

Таинственный мегакомплекс на берегу Шершней. Вопрос: чей?

Итак, на спутниковой карте нами был обнаружен примечательный объект: два огромных здания и несколько поменьше практически у берега городского водохранилища Шершни.

Целый комплекс. Причём расположена эта громада намного ближе к воде, нежели так называемые «обкомовские дачи». Интересно, какой же государственной структуре принадлежит эта махина?

Вариант, что этот громадный комплекс из нескольких зданий в охраняемой зоне может быть частной усадьбой, мы сначала даже не рассматривали. Законность подобного строительства в природоохранной зоне под очень большим вопросом.

Итак, мы решили узнать, что за госструктура владеет комплексом на берегу Шершней.

Причём комплекс этот намного больше по размеру, чем губернаторская резиденция.

Две «обкомовские дачи» выглядят по сравнению с этим сооружением совсем скромно.

На этой карте хорошо видно, что разница в размере очень большая – раз в десять.

Увеличиваем масштаб: очевидно, что строения в этом комплексе очень большие…

Чтобы удовлетворить своё любопытство, мы решили уточнить кадастровые номера этих загадочных строений. И были поражены…

Кадастровая карта России вообще не в курсе, что на берегу Шершней есть эти здания! Это невидимки. Они «не существуют»!

Дело принимает интересный оборот. Мы внимательно проверили по кадастровой карте все объекты странного комплекса. Информации по каждому – ноль.

Что ж, мы решили зайти с другой стороны. И открыли ещё одну публичную карту, с другими срезами. Не бывает же так, что строения есть, а на карте их нет? (На самом деле бывает, конечно, – вспомним хотя бы коттедж семейства чекиста Антона Костенко, начальника первого отделения отдела экономической безопасности Управления ФСБ по Челябинской области: дом есть, мы его даже сфотографировали с разных сторон, а на карте – пустой участок).

В этот раз мы увидели то же самое: участок на публичной карте есть, а строений – нет.

Ни одного. Но кое-что мы всё-таки нашли: кадастровый номер участка: 74:36:0514001:61.

Поразила нас и космическая кадастровая стоимость этой территории: 209 492 501 рублей 24 копейки!

Много ли это? Фантастически много. Для сравнения: этот участок в сосновом бору Челябинска практически равен по стоимости…

Большому кремлёвскому дворцу! Кадастровая стоимость дворца лишь немногим выше – 222 млн рублей.

Этот участок в Челябинске дороже Мавзолея.

Стоимость этого участка даже сопоставима со стоимостью Красной площади! Конечно, главная площадь России стоит дороже, но разрыв не порядковый. Суммы сопоставимые – сотни миллионов рублей.

Для Челябинска же такая кадастровая стоимость земельного участка – нечто запредельное. Весь остальной сосновый бор стоит почти в 60 раз дешевле.

Кто же владелец этого таинственного комплекса зданий на безумно дорогом участке? Наше любопытство разгорелось не на шутку.

К тому же уже начали вырисовываться очень подозрительные моменты. Категория участка обозначена как «земли населенных пунктов». Мы решили уточнить, какие виды использования этого участка разрешены, и что же увидели? Оказывается, эта территория предназначена «для эксплуатации нежилых зданий, спортивно-оздоровительного центра».

Это логично, ведь участок находится в лесном массиве, в природоохранной зоне, поэтому индивидуальное жилищное строительство запрещено. Нелогично другое: на спутниковой карте этот так называемый спортивно-оздоровительный центр сильно напоминает чью-то гигантскую усадьбу с огромными особняками и другими строениями!

Изучив данные спутниковой карты, мы поняли: тут кроется что-то очень интересное и вряд ли законное.

Судите сами: очень дорогой участок с незарегистрированными в кадастре строениями, расположенный в природоохранной зоне, где разрешена эксплуатация только нежилого спортивно-оздоровительного центра, но по виду напоминающий чью-то огромную усадьбу.

Мы решили раскрыть эту тайну для читателей редакции и снять этот «спортивно-оздоровительный центр» с воздуха. Но мы даже не предполагали, какое опасное приключение нас ожидает.

«Стой, сука, зашибём!» Грозная охрана в сосновом бору

У редакции уже имеется опыт фотосъёмок интересных объектов с высоты птичьего полёта. Так, мы публиковали эксклюзивные фотографии «золотых соток» в лесу, на берегу озера, около популярного горнолыжного курорта «Солнечная долина», которые незаконно украли у муниципалитета южноуральские VIP­-персоны с помощью миасского депутата Фатиха Мамлеева (украли и поделили; а кусок земли дали в качестве взятки экс-заместителю министра экономического развития Антону Бахаеву; следствие на этот беспредел до сих пор закрывает глаза).

Наш дрон фотографировал и «золотые виллы» владельца Магнитогорского металлургического комбината олигарха Виктора Рашникова во Франции – на Лазурном побережье, близ Ниццы. Но, признаться, снять их оказалось проще, чем засекреченный объект в сосновом бору в Челябинске!

А в Адриатике мы снимали мегяхту Ocean Victory (стоимостью $400 млн). Это было непросто: сначала моряки у побережья Хорватии наотрез отказывались плыть к яхте из-за страха перед «русской мафией», а потом наш дрон сбила охрана Ocean Victory.

Пришлось запускать второй, с дополнительными степенями защиты. Он успешно добыл нам эксклюзивные фото и видео.

Но приключения у берегов Хорватии оказались беззаботной прогулкой по сравнению с поездкой на берег Шершней! Там нас встретили настоящие «бультерьеры».

Итак, мы погрузили дрон в машину и поехали с пилотом коптера в сосновый бор – знакомиться с таинственным особняком и другими строениями комплекса-невидимки.

Узкая дорога вела мимо шлагбаума, за которым и располагались странные объекты.

Проехав чуть дальше, мы оказались в тупике. Стало ясно, что запустить коптер из другого, более безопасного места, не получится – у техники ограниченный радиус полёта. Пришлось рисковать.

Охрана комплекса действительно нас заметила, хотя и не сразу. По всей видимости «бультерьеры» услышали жужжание дрона, барражирующего над зданиями.

Ведь вокруг стояла такая тишь, что слышно было, как перепархивают птички с ветку на ветку в нескольких метрах от нас. Как прыгает по сосне белка в поисках шишки. Как шуршит хвоя под лапками ёжика…

Звук летящего коптера в этом благодатном месте не мог не привлечь внимание даже спящей охраны!

Мы действовали очень быстро, предчувствуя, что вот-вот с нами познакомятся серьёзные ребята с дубинками, электрошокерами, а возможно, и более серьёзным оружием. И едва мы успели, проведя съёмку, схватить вернувшийся коптер и запрыгнуть в автомобиль, как действительно на дороге показалась охрана.

Резко развернувшись в тупике, мы рванули назад.

Стой, сука! Зашибу! – орали охранники, бросаясь грудью на капот. 

Отдаём должное охране комплекса – бойцы действовали жёстко. Но мы не стали тормозить. Если бы «бультерьеры» продолжали висеть на капоте, они бы вполне могли в результате доехать и до больницы! Например, познакомившись в полёте с ближайшим столбом при резком торможении нашей машины.

Покатушки на капоте опасны – желающим отобрать у  редакции дрон или иным образом воспрепятствовать журналистской деятельности это нужно учитывать.

Отобрать у нас коптер не получилось. И теперь мы выкладываем для читателей редакции эксклюзивные фото и видео, наглядно демонстрирующие, что же это за «спортивный комплекс» скрывается в сосновом бору…

Особняк под розовой крышей, 3 000 квадратов. В 5 раз больше губернаторской резиденции! И это ещё не всё…

Только изучив данные фотосъёмки, мы смогли по-настоящему оценить масштабы усадьбы на берегу Шершней – а иначе это место и не назовёшь. Очевидно, что это никакой не спортивный центр, а именно частная усадьба с жилыми особняками.

Центральный дом оказался даже больше, чем мы ожидали: многоуровневый, с несколькими (!) террасами. Белоснежный, под розово-коралловой крышей.

Ну как вам, челябинцы, «спортивный объект»?!

Особняк полностью окружён сосновым лесом. Красота. До водохранилища – рукой подать. Единственное, что портит вид хозяевам, когда они отдыхают на берегу – это закопчённый Челябинск, серым силуэтом выступающий вдали…

Оцените контраст! Фотографии говорят лучше всяких слов.

Площадь этого особняка – как минимум 3 000 квадратных метров (55*50 м, плюс учитываем этажность).

Для сравнения: у «обкомовской дачи» губернатора, из-за которой сейчас ведутся бои в челябинском инфопространстве, – всего 600 квадратов. То есть найденный нами особняк – в пять раз больше губернаторской резиденции.

Рядом с этим «домиком» есть ещё один – поменьше. Но только в сравнении.

Так-то второй «домик» тоже немал: 40*30 м, и два этажа. Так что его общая площадь – не менее 2 000 квадратов.

А ведь это ещё не все здания комплекса! Рядом находится ещё одно большое, очень большое строение – под стеклянной крышей.

Вот это уже больше похоже на спортивный комплекс с бассейном и теннисным кортом (о наличии которого позднее, в процессе расследования, сообщили наши источники), но… Судя по тому, что нигде в Челябинске нет информации об этом объекте, спортом тут занимаются только хозяева и их гости.

Согласитесь, хамам на «обкомовской даче», о который сейчас чешут языками челябинские блогеры, по сравнению с этим частным спорткомплексом просто отдыхает.

Оценим площадь бассейна с теннисным кортом. Это 60*40 м, и, опять же, сооружение частично трёхэтажое. Так что 3 000 квадратов смело доплюсовываем к общей площади строений комплекса.

И это ещё не все объекты усадьбы в сосновом бору. С высоты мы видим и небольшой (на фоне других строений, а так-то вполне приличный) открытый бассейн, и гаражи, и другие вспомогательные постройки.

Общая площадь всех строений – не менее 8 000 квадратных метров.

Ну так кто же всем этим пользуется? Кто всем этим владеет?!

Дворец для дочки олигарха

Следующим шагом стало получение выписки из ЕГРН. И вот, наконец-то, история прояснилась! Но сказать, что мы были в шоке – значит не сказать ничего. Итак, смотрим выписку: эта усадьба с настоящим дворцом, оказывается, по документам проходит как комплекс из нежилых строений – спортивно-оздоровительный центр «Маяк».

Владельцем же «оздоровительно-спортивного центра» оказалось ООО «Консультанты Урала» (ИНН 7447061990; действует с 11 марта 2003 года; юридический адрес: 454036, г. Челябинск, ул. Радонежская, 5). Основной вид деятельности компании «Консультанты Урала» – аренда и управление собственным или арендованным нежилым недвижимым имуществом. То есть как раз тем участком земли в природоохранной зоне, где непонятным образом возник дворец-невидимка.

А теперь угадайте, кому принадлежит эта компания?

Генеральный директор «Консультантов Урала» – Голышева Ирина Юрьевна (ИНН: 742302232687), занимающая эту должность с 23 января 2013 года. А владельцы… вот они:

1. Антипов Юрий Васильевич (ИНН: 744800869779) – владелец доли в 51% (208 085 100 рублей);

2. Кретова Елена Александровна (ИНН: 745103619903) – владелица доли в 49% (199 924 900 рублей).

Для полного понимания ситуации поясним, что Елена Кретова – дочь олигарха Александра Аристова, вышедшая замуж за Александра Кретова – политика, который после свадьбы внезапно стал удачным предпринимателем и тоже миллиардером.

Александр и Елена Кретовы

С октября 2016 года он занимает пост генерального директора агрофирмы Александра Аристова «Ариант». Является вице-президентом Ассоциации виноделов и виноградарей России. Был депутатом Госдумы VI созыва (с 2011 по 2016 год). Член партии «Единая Россия».

А Юрий Антипов – это совладелец Челябинского электрометаллургического комбината. Партнёр Александра Аристова и тоже олигарх.

Участок земли в сосновом бору под Челябинском у берега Шершней, на котором расположилась «невидимая» усадьба площадью 8 000 квадратов, принадлежит дочери владельца ЧЭМК олигарха Александра Аристова и его деловому партнёру! Вот, оказывается, кто оздоравливается в так называемом «Маяке»…

У Аристова и Антипова дачи тоже находятся неподалёку: около соснового бора, по соседству друг с другом, на совместном участке. И в 1,9 км от так называемого «Маяка», то есть в 3 минутах езды на автомобиле.

Но об этих дачах сейчас мы писать не будем, чтобы не размывать главную тему. В данный момент мы хотим разобраться, как же у берега Шершней, где нельзя строить жилые дома, появились два громадных особняка, и почему эта явно жилая усадьба называется «спортивным центром».

Тайна «Маяка». Рейдерский захват

Итак, снова обратимся к выписке из ЕГРН. В документе зафиксировано, что ООО «Консультанты Урала» приобрело спортивно-оздоровительный центр «Маяк» 21 октября 2009 года. Мы выяснили, что на этой территории раньше располагался бывший детский лагерь отдыха «Маяк», который принадлежал Челябинскому заводу дорожных машин имени Колющенко. В интернете даже есть упоминания об этом лагере и реплики людей, которые там отдыхали. Один из комментаторов пишет, что отдыхал в последней третьей смене в этом лагере перед тем, как его закрыли: «Было это в 2003 году, а потом все, каюк…»

Впрочем, в интернете практически нет информации о «Маяке». В Челябинске немногие уже и помнят, что такой лагерь существовал.

Что здесь отдыхали и укрепляли здоровье дети простых людей…

Купались и веселились, играли и занимались творчеством…

Сейчас об этом напоминают только старые фотографии.

Изучая материалы, мы сумели найти газету «Уральский курьер», выпущенную 17 августа 2002 года – 18 лет назад.

В ней целая полоса была посвящена прощанию с летом в детском лагере «Маяк». А на ней – фотография со счастливыми лицами детей…

Вот только концовка у заметки не радужная: уже подозревали, что лагерь отработал свой последний сезон. Но что с ним будет дальше, в 2002 году ещё было неизвестно.

Делались разные предположения. То ли санаторную школу откроют, то ли что-то другое…

Но как же далеки были эти предположения от реальности!

Что же случилось с «Маяком», почему он оказался в руках олигарха Аристова и его семейства?

История эта уходит корнями в лихие 90-е. Завод им. Колющенко был создан ещё до революции, в 1898 году. Тогда он назывался механический завод «В. Г. Столль и Ко».

После Октябрьской революции завод был национализирован большевиками и переименован в честь челябинского революционера Дмитрия Васильевича Колющенко.

Ну а в 1992 году, после возвращения России на капиталистические рельсы, – приватизирован.

В 1995 году контрольный пакет акций выкупил предприниматель Сергей Моисеевич Бухдрукер.

В 1996 году он назначил директором этого предприятия Юрия Александровича Мережко (который впоследствии возглавит министерство промышленности Челябинской области).

Именно в это время, будучи директором завода им. Колющенко, Юрий Мережко получил предложение продвигаться в депутаты Государственной думы в качестве креатуры одного из первых лиц в регионе – Владимира Петровича Уткина (дата рождения 1 января 1950 года). Это была мощная политическая фигура того времени. В 1991-1997 годах Уткин был депутатом в Госдуме I-II созывов, входил в депутатскую группу «Народовластие» и оказывал гигантское влияние на политические процессы на Южном Урале.

 

В 1996 году ряд политических деятелей, включая Владимира Уткина, решили ни много ни мало, а сыграть против действующего губернатора Челябинской области Вадима Павловича Соловьёва (дата рождения 3 марта 1947, дата смерти 11 февраля 2019 года), который руководил регионом в 1991-1996 годах.

Они решили провести на губернаторский пост политического конкурента Соловьёва – Петра Ивановича Сумина (дата рождения 21 июня 1946, дата смерти 6 января 2011 года).

Следует сказать, что первая половина и середина 90-х на Южном Урале прошла под знаком борьбы Сумина и Соловьёва. Эти два выходца из руководящих кругов СССР яростно схлестнулись в борьбе за власть после распада Союза. Пётр Сумин был человеком, о котором вряд ли кто мог сказать что-то хорошее: типичный аппаратчик, номенклатурщик. В 1984 году он возглавил Челябинский горисполком, в 1987 – областной исполком. В 1991 году Сумин стал председателем Челябинского областного Совета народных депутатов, представляя фракцию «Коммунисты России».

А вот Соловьёв, хотя на момент распада Союза являлся партийным лидером и занимал пост первого секретаря Челябинского горкома КПСС, выбрал сторону демократов. В августе 1991 года он поддержал президента Бориса Ельцина во время путча ГКЧП.

Ельцин отблагодарил Соловьёва назначением на пост губернатора Челябинской области в октябре 1991-го.

На Южном Урале возникло двоевластие: Соловьёв был главой исполнительной власти, а Сумин полностью контролировал региональный парламент. Каждый – и Сумин, и Соловьёв – тянул одеяло на себя.

В 1993 году бардак с двоевластием достиг апогея: Сумин победил на первых выборах главы администрации Челябинской области. Ситуация была дикая: в регионе фактически возникло две администрации – Соловьёва и Сумина. На помощь Соловьёву снова пришёл Ельцин, подтвердив его полномочия.

Итоги выборов были отменены, и в 1995 году Сумин перебазировался в Госдуму. Там он вместе с Уткиным входил в депутатскую группу «Народовластие».

В 1996 году ряд политиков, включая Уткина, предложили Сумину снова выступить против Соловьёва и пойти на губернаторские выборы. На тот момент Сумин лежал в больнице и уже не рассчитывал подняться. Он не был расположен к политическим баталиям, но Уткин пришёл в палату и заявил: «Ты лежи, не волнуйся – мы сами за тебя всё сделаем».

Команде Уткина действительно удалось обеспечить победу Петру Сумину в борьбе против Вадима Соловьёва. На выборах в 1996 году Сумин получил 50,79%, а Соловьёв – 15,99%. Потеряв губернаторский пост, но сохранив административный ресурс, Соловьёв выбрал себе новую сферу деятельности: получил статус арбитражного управляющего и начал заниматься банкротствами предприятий. Но об этом речь будет дальше.

Что же касается Петра Сумина, то он «отблагодарил» тех, кто помог ему выиграть выборы, банальным «швыревом». Например, прошвырнул Валерия Гартунга (дата рождения 12 ноября 1960 года; депутат Госдумы с 1997 года), который отчасти финансировал эту предвыборную кампанию (штаб Сумина даже бесплатно сидел в здании Гартунга на проспекте Ленина, 83). Ну а Соловьёва Сумин, опасаясь дальнейшей борьбы, выдавил из политики очень грязными методами. Через год после прихода к власти Сумин организовал уголовное преследование дочери Вадима Соловьёва – Ирины Вадимовны Соловьёвой (дата рождения 22 ноября 1967 года) – по ст. 199 ч. 1 «Уклонение от уплаты налогов и сборов с организации». Соловьёву так и не удалось вернуться в политику. Впрочем, это отступление (но имя Ирины Соловьёвой запомните – о ней ещё будет идти речь в истории об отжиме завода им. Колющенко). А теперь вернёмся в 1996-1997 годы.

Итак, команда Уткина сделала Сумина губернатором, после чего 5 февраля 1997 года Уткин отказался от депутатского мандата, чтобы максимально усилить свои позиции на Южном Урале. Он занял очень важный пост – стал премьером регионального правительства, то есть председателем правительства Челябинской области. На тот момент председатель регионального правительства по статусу был равен губернатору.

Владимир Уткин сконцентрировал в своих руках действительно серьёзную власть.

Вот этот человек и стал покровителем Юрия Мережко, работавшего директором на заводе им. Колющенко. Освободив депутатский пост, Уткин не собирался отдавать его в «левые» руки. На довыборы он решил двинуть свою фигуру, которой и стал Юрий Мережко.

Для того, чтобы активно вести кампанию Мережко, было решено брать деньги с завода им. Колющенко. Не совсем ясны точные детали конфликта, но Сергею Бухдрукер выгнал Мережко практически в самый разгар кампании, чем вызвал дикий гнев Уткина.

В итоге хозяин завода им. Колющенко Сергей Бухдрукер остался без полезных связей в правительстве региона.

Выгнав Мережко, в 1997 году Сергей Бухдрукер сам занял должность директора завода им. Колющенко, а через год предприятие отметило  свой 100-летний юбилей. На праздник явился новый губернатор – Пётр Сумин, собралась челябинская элита. Но ситуация для завода на тот момент складывалась не лучшим образом. Перед налоговой образовалась задолженность в размере 30 млн рублей.

И вот тут в нашей истории появляется экс-губернатор Вадим Соловьёв, который на тот момент уже стал арбитражным управляющим. У него были серьёзные ресурсы для решения юридических вопросов банкротящихся предприятий.

В частности, ещё со времен губернаторства Соловьёв тесно дружил с начальником УФСБ по Челябинской области Валерием Третьяковым. Этот пост Третьяков занимал с 1991 по 2000 год, а затем вплоть до 2009 года являлся федеральным инспектором в регионе при президенте РФ и пользовался на этой должности весомым авторитетом. Поддержка главного чекиста региона обеспечивала Соловьёву решение массы вопросов. Кроме того, Соловьёв дружил с председателем областного суда Фёдором Вяткиным и имел другие важные связи.

Гигантский административный ресурс позволил экс-губернатору стать влиятельнейшим арбитражным управляющим, к которому шли владельцы предприятий, оказавшиеся в затруднительном положении. Они знали, что Соловьёв быстро и грамотно отсудится, что никаких препятствий со стороны надзорных органов не возникнет, и бизнес в итоге будет спасён. Разумеется, Соловьёв оказывал услуги не безвозмездно. Но всех такое положение дел устраивало: Соловьёв зарабатывал, люди решали свои проблемы.

Также Вадим Соловьёв был весьма дружен с олигархом Александром Аристовым. А тот, в свою очередь, тоже обладал весомыми связями. Так, у Аристова были шикарные отношения с будущим генералом Виктором Кузенковым, который на тот момент возглавлял так называемый «Красный домик», где сосредоточены оперативные подразделения Управления ФСБ по Челябинской области. (Сейчас Кузенков, вышедший в отставку, по-прежнему работает на Аристова и занимается популизмом. Например, некоторое время назад Кузенков обещал купить «машину для контроля за смогом», да так что-то и не купил). У Аристова также были налажены связи в областном суде.

Кроме того, являясь лидером преступной группировки Калининская семья, Александр Аристов (криминальная кличка Арист) контролировал преступный мир Челябинска через судимого криминального авторитета Виталия Павловича Рыльских (дата рождения 22 октября 1951 года; криминальные клички – Филипп, Рыльский; ныне самый богатый депутат Гордумы Челябинска и владелец пафосного особняка, впрочем, на порядок уступающего усадьбе у Шершней). Но уже в 90-е Аристов понимал, что не все дела можно отрешать через криминал, а потому прикормил и суд, и чекистов.

К дружбе Аристова и Соловьёва мы ещё вернёмся. А пока посмотрим, как развивались события на заводе им. Колющенко.

Соловьёв встретился с Бухдрукером и выдвинул ему предложение оздоровить предприятие, не нарушая производственный цикл.

Естественно, за вознаграждение (по сведениям наших источников, он назвал сумму в 500 000 рублей, что, учитывая долги предприятия было адекватной ценой). Но в момент беседы с Бухдрукером разгорелся конфликт.

Экс-губернатор ушёл со встречи глубоко оскорблённым, а Бухдрукер подписал своему бизнесу приговор.

В итоге на предприятии было введено внешнее управление, и Вадим Соловьёв убедил кредиторов, что вместо заключения мирового соглашения завод надо банкротить. И сам возглавил этот процесс, выступив в качестве арбитражного управляющего.

Впоследствии все активы предприятия были переведены на компании, аффилированные с экс-губернатором Вадимом Соловьёвым. На данный момент предприятие, переименованное в «Челябинские строительно-дорожные машины», входит в компанию «РМ-Терекс» корпорации «Русские машины».

Много на этой истории Вадим Соловьёв не заработал, но кое-что получил: сейчас 10-этажное здание заводоуправления почти целиком, на 88%, принадлежит уже упоминавшейся дочери экс-губернатора – Ирине Вадимовне Соловьёвой, через компанию ООО «Русьтрейд-XXI ВЕК» (ИНН: 7451336912). Ранее эти же 88% принадлежали одноименному ЗАО «Русьтрейд-XXI ВЕК» (ИНН: 7701275415). А управляет Ирина Соловьёва этим зданием через ООО «Бизнес-центр «Урал»» (ИНН: 7447082052), где является директором и 100%-м собственником.

Ну а теперь переходим к самому интересному. Новым владельцам завода им. Колющенко детский лагерь в сосновом бору оказался не нужен. Он и при Бухдрукере был пассивом, «чемоданом без ручки»: расходов требовал, а практической пользы не приносил.

Земельный участок принадлежал государству, находился у завода в аренде, законным образом в частные руки перейти не мог и должен был использоваться только для эксплуатации спортивно-оздоровительного лагеря. Ни Бухдрукер, ни новые владельцы не придумали, как использовать этот кусок земли.

А вот олигарх Аристов придумал. Пользуясь дружбой с Вадимом Соловьёвым, он подключился к распилу предприятия и забрал никому не нужный «Маяк».

Получается, что именно олигарх Александр Аристов больше всех выиграл от банкротства завода им. Колющенко. Воспользовавшись ситуацией, он сумел отжать заводской детский лагерь, на месте которого через несколько лет появилась огромная усадьба – среди соснового бора, на берегу городского водохранилища.

«Вы поймите, ведь это же ДЕТИ, так нельзя….» Как олигарх Аристов детишек выгонял и родителей прессовал

Вымутив участок, на котором располагался детский лагерь «Маяк», олигарх Аристов первым делом очистил его от «посторонних». То есть от детей, которые оздоравливались в этом лагере и имели возможность хотя бы месяц подышать чистым воздухом соснового бора и очистить лёгкие от копоти, наполняющей воздух Челябинска (прежде всего – благодаря ЧЭМК самого Аристова).

Свидетели беспредела сообщают, что Аристов лично приезжал в лагерь в последний год его работы. Олигарх смотрел в глаза детей, у которых отбирает лагерь. И сердце его не дрогнуло.

Родители пытались бороться за отдых своих детей. Работники завода им. Колющенко обращались к новым владельцам – «типа москвичам». Но им ответили в том духе, что «наши дети в том лагере не отдыхают, нам плевать».

Обращались и в министерство образования и науки Российской Федерации. Его в 2004-2012 годах возглавлял министр Андрей Фурсенко (сосед Владимира Путина по дачному кооперативу «Озеро»), которого поминают недобрым словом за его реформы в образовании – в частности, за введённый формат ЕГЭ. Фурсенко знал о беспределе с лагерем, но заявил, что решать проблему не будет.

Родители детей, у которых олигарх Аристов отжал лагерь, попробовали было устроить протесты. Расклеивали листовки. Но их быстро поставили на место, пригрозив увольнением.

Работники лагеря пытались обратиться в прессу. Мы нашли газету «Вечерний Челябинск» от ноября 2005 года, в которой была опубликована статья «Кому достанется «МАЯК»?

Вот цитата из этой статьи:

«Нас продают», – взволнованно сообщил мужской голос в телефонной трубке. Уточняю: «Вас – это кого?». «Летний детский лагерь «Маяк» завода имени Колющенко. Продадут, и лагеря больше не будет. Вы поймите, ведь это же ДЕТИ, так нельзя….»

Но почему чужие дети должны волновать Александра Аристова? У него же есть своя дочь, а ей, конечно, кусок соснового бора у Шершней гораздо нужнее.

Незаконные особняки

Итак, участок у Шершней стал частной собственностью. Дорогу к бывшему «Маяку» преграждает шлагбаум. А от самого «Маяка» практически ничего не осталось. Вот как выглядела территория лагеря в то время, когда здесь отдыхали дети.

Там, где виднеется синяя крыша, дети гоняли мяч на футбольном поле и устраивали концерты, спектакли на открытой сцене.

Сейчас в том корпусе, где размещались младшие дети, сидит охрана Кретовых. А на месте детской столовой Кретовы отгрохали новый, гигантский особняк на 3 000 квадратов – под розово-коралловой крышей.

Но даже влияния олигарха Аристова не хватило, чтобы официально оформить эти особняки. Ведь нахождение жилых построек на удачно им отжатой территории противоречит Лесному кодексу Российской Федерации.

Открываем Лесной кодекс и в п. 2 ст. 41 читаем: «При осуществлении рекреационной деятельности в лесах допускается возведение некапитальных строений, сооружений на лесных участках и осуществление их благоустройства. Если в плане освоения лесов на территории субъекта Российской Федерации (лесном плане субъекта Российской Федерации) определены зоны планируемого освоения лесов, в границах которых предусматриваются строительство, реконструкция и эксплуатация объектов для осуществления рекреационной деятельности, на соответствующих лесных участках допускается возведение физкультурно-оздоровительных, спортивных и спортивно-технических сооружений».

Из п. 2 ст. 41 «Лесного кодекса» становится ясно, что строения в усадьбе Кретовых могут быть либо временнымилибо капитальными, но исключительно спортивного назначения.

А теперь, внимание, вопрос: ну и к какой из двух категорий относятся эти два громадных особняка? Правильно, ни к какой.

Перечитаем и п. 4 ст. 41 Лесного кодекса. А там указано: «Для осуществления рекреационной деятельности лесные участки предоставляются государственным учреждениям, муниципальным учреждениям в постоянное (бессрочное) пользование, другим лицам – в аренду».

Следовательно, этот участок ну никак не может находиться, согласно закону, в частной собственности семейства олигарха Аристова. Никак!

​По всей видимости, юридический беспредел уходит корнями в 1990-е и 2000-е, когда участок после банкротства завода им. Колющенко уплыл к олигарху Аристову, а документы на этот участок были сфальсифицированы. Изучая выписку из ЕГРН, мы обратили внимание на то, что при переходе прав собственности на данный участок к ООО «Консультанты Урала» предыдущий владелец не указан. А это значит, что им было государство. Завод пользовался участком на основании договора аренды и только с целью эксплуатации детского спортивно-оздоровительного лагеря (поэтому-то участок так легко был передан олигарху Аристову).

Но олигарх Аристов каким-то образом сумел перевести федеральную собственность – в частную!

Сделано это было в 2009 году, в период губернаторства Петра Сумина. Ну а потом дело «подзабылось», разумеется, не без помощи финансов нового – незаконного! – владельца с олигархическими капиталами.

То, что на кадастровой карте особняки к тому же не выделены в отдельные кадастровые номера, дополнительно подтверждает незаконность этих зданий.

Гигантские особняки на берегу Шершней – это самострой. Их существование с точки зрения права абсолютно незаконно. Но, к сожалению, прокурор области Виталий Лопин не имеет должной смелости, чтобы поставить вопрос о сносе этих незаконных строений.

Ну а реализация варианта возврата этой территории детям в нынешних условиях совершенно нереалистична. Для челябинских детей этот чистый уголок соснового бора навсегда потерян.

Чистый воздух – олигархам, смог – простому народу

Ну а теперь вернёмся к подзабытым на фоне этого безумного беспредела «обкомовским дачам». Очень странно, что блогер Александр Подопригора как-то выборочно занимается защитой соснового бора. По губернаторской резиденции бьёт со всех орудий (мы, конечно, не против), но гигантскую усадьбу семейства Александра Аристова почему-то «не замечает».

А ларчик открывается просто. В данный момент Подопригора, раздувая скандал с «обкомовскими дачами» (и со строительством корпуса областной больницы в том же сосновом бору, на Воровского, 42), выполняет именно заказ олигарха Аристова. Александр Михалыч с приходом губернатора Текслера потерял возможность влиять на кадровые вопросы, которую имел при Дубровском. И вот представился удобный случай нанести по Текслеру информационный имиджевый удар: министерство строительства и инфраструктуры Челябинской области, возглавляемое Виктором Тупикиным, допустило ошибку. В проектной документации, которая была размещена на сайте госзакупок, рекреационный центр губернаторской резиденции был почему-то обозначен как «гостиница». Специально была допущена эта ошибка или нет – история умалчивает.

Воспользовавшись оплошностью чиновников регионального министерства строительства и инфраструктуры, Александр Аристов решил нанести информационный удар по Алексею Текслеру, представив его губернатором, который как минимум не в состоянии контролировать свою неуправляемую команду. А как максимум – разбазаривает бюджетные средства и ведёт строительство запрещённых объектов в охраняемой природной зоне.

К «защите соснового бора» ожидаемо подключилось и движение «Стоп ГОК», которое также работает в интересах Александра Аристова. Эти псевдоэкологи под предводительством Василия Московца (чья супруга, кстати, трудится судьёй в Копейске, а значит ни о какой оппозиционности речи быть не может) ни разу не вышли с пикетами прочив ядовитых выбросов ЧЭМК. Почему-то «Стоп ГОК» всегда протестует только против проектов, которые неугодны олигарху.

Но, затевая информационную заварушку, ни блогер-политолог Подопригора, ни сам олигарх Аристов не учли, что скандал вокруг соснового бора может привлечь внимание и к мегадаче Кретовых. А ведь по сравнению с беспредельным отжимом у детей лагеря и превращением его в незаконную суперусадьбу реконструкция губернаторской резиденции – просто ерунда. К тому же в губернаторской резиденции, возможно, когда-нибудь всё-таки будут принимать иностранных гостей, а вот детский лагерь «Маяк» олигарх Аристов превратил в абсолютно закрытую частную территорию.

При этом господин Аристов не просто отжал шикарнейший участок для своего семейства, но и незаконным образом превратил федеральную собственность в частную.

Ну что ж, теперь, когда политолог Подопригора и стопгоковцы уже не смогут делать вид, что ничего не знают об усадьбе семейства олигарха Аристова на берегу Шершней, – посмотрим, как они дальше будут защищать сосновый бор. С интересом будем следить за событиями. Теперь у вас, господа, есть информация о реальном нарушении. Будете действовать?

Ну и в заключение следует подчеркнуть, что ЧЭМК олигарха Аристова представляет собой один из самых главных загрязнителей экологии Челябинска. Но пока этот комбинат травит миллионный город, сам олигарх предпочитает дышать чистым воздухом рядом с сосновым бором, да и для своих родственников приобретает (или, точнее, отжимает у детей!) кусок природоохранной зоны.

И делает эту территорию, где раньше отдыхали дети тружеников, недоступными для простого народа.

​​​​Кстати, интересный штрих к портрету героев. Сейчас, когда вся страна замерла в тревоге перед наступающим коронавирусом, что-то мы не заметили в новостях информации о том, что господин Аристов или господин Кретов выделили хотя бы копейку на здравоохранение и социальную поддержку населения. И это понятно, ведь господа Аристов и Кретов отсидятся в сосновом бору за шлагбаумами, под надёжной охраной, которая никого не пустит на территорию роскошных усадьб. Эти господа будут и дальше дышать свежим воздухом, любоваться природой, оздоравливаться в личных спортивных залах.

А вы, челябинцы со своими детьми, дышите смогом, который убивает ваши лёгкие и делает вас восприимчивей к коронавирусной инфекции COVID-19. Ведь у олигарха Аристова нет денег для замены устаревшего очистного оборудования на ЧЭМК. Нет у него и желания пускать на территорию бывшего оздоровительного лагеря чужих детей, у которых он украл этот лагерь.

Интересно, почему же этот момент прошёл мимо внимания блогера-политолога Александра Подопригоры, который устроил бучу из-за реконструкции «обкомовских дач» Текслера?

Взято из источника

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.