Михаил Хабаров, рейдер со шпионским уклоном: «кинул» «Росатом», обворует и «Траст»

Михаил Хабаров, Сергей Кириенко

Чем мошенничество отличается от рейдерства? Не только масштабами, хотя иной мошенник может ворочать миллионами долларов. Главное отличие в другом – рейдерство, как правило, заканчивается весьма плачевно для предприятия – объекта атаки. Оно банкротится, многотысячный коллектив лишается работы, а на месте цехов и промышленных площадок начинают сооружать дорогостоящее жилье или торговые центры. Это стандарт, большинство рейдерских захватов заканчивается именно так. Но есть и отличия. Скажем, подразделение «А-1», которое принадлежит известной «Альфа-Групп», разнообразит свои захваты тем, что попросту разоряет промышленное предприятие в интересах конкурентов или, не исключено, делает это исходя из личных предпочтений своих руководителей. И действует весьма нахраписто и жестко, применяя все возможные криминальные и полукриминальные методы, в стиле сотрудников ЦРУ или Моссада, которые в мире спецслужб имеют репутацию «отмороженных тупых гангстеров» (ЦРУ) или «циничных и хладнокровных убийц» (МОССАД).

Понятно, что и кадры для выполнения особо грязных заданий должны соответствовать этой специфике. Примеры? Их много, достаточно набрать в поисковике «Альфа-Групп» и криминал» — сеть выдаст несколько десятков страниц. Но один из самых циничных эпизодов, связанных с покушением на обороноспособность страны, до сих пор в достаточной степени не исследован. Речь идет о крупнейшем предприятии атомной энергетики – новгородской машиностроительной корпорации «Сплав», которая поставляет запорную арматуру для ракетостроения и атомной энергетики.

Первый раз «Альфа-Групп» проявилась в связи со «Сплавом» в 2000 году, когда был убит генеральный директор корпорации Евгений Шульман. Через год убийцу, чеченца Адама Гарсиева, задержали и осудили на 17 лет. Он дал показания, что преступление совершил по заказу финансового директора предприятия Сергея Щетинина. В ходе дальнейшего следствия выяснилось, что Щетинин конфликтовал с Шульманом, настаивая, чтобы счета предприятия и его многочисленных дочек были переведены из Сбербанка на обслуживание в Альфа-банк. Евгений Изяславович отказывался, видимо, будучи хорошо информирован о методах действия «альфовцев»: «коготок увяз – всей птичке пропасть». А незадолго до убийства Щетинин подделал протоколы собрания акционеров, согласно которому имущество холдинга оказалось… переписанным на жену Щетинина, Татьяну Щетинину, в то время работавшую операционисткой в местном отделении того самого «Альфа-банка»! После того, как убийство было раскрыто, Татьяна признала договор недействительным, вернула имущество заводу, а сам Щетинин скрылся, его не могут найти до сих пор. Предприятие возглавил Владимир Федоров, первый заместитель покойного генерального директора. «Сплав» начал работать стабильно и прибыльно, обеспечивая продукцией оборонку и «Росатом». Работники завода, совсем как при социализме, имели бесплатное медицинское обслуживание, получали жилье, прибавку к пенсии. В 2008 году Президент РФ лично прикрепил к лацкану пиджака Федорова орден «За заслуги перед Отечеством». Федоров, понимая значение корпорации для государства, вел переговоры с «Росатомом» о вхождении в его структуру. Вероятно, эти переговоры стали катализатором того, что идиллия кончилась: прибыльным предприятием заинтересовалась «Альфа-Групп» с целью перехватить его у «Росатома». В 2008 году Татьяна Щетинина неожиданно освежила в памяти события восьмилетней давности и написала заявление в правоохранительные органы о том, что её угрозами заставили передать имущество заводу. И завертелось… Федоров был арестован, в 2010 году осужден на 11 лет. А вокруг «Сплава» разгоралась борьба, в которой «Альфа-Эко» (прежнее название «А-1») сумело получить контроль за холдингом через систему подставных фирм, угрожая владельцам акций и используя административный ресурс, которому не мог в то время противостоять даже бывший премьер Сергей Кириенко, генеральный директор «Росатома». Начинал эти процессы Игорь Барановский, известный нечистоплотными методами при провалившейся попытке захватить международный аэропорт Шереметьево, тогда исполнительный директор «Альфа-Эко». Но основную работу провел руководитель А-1 Михаил Хабаров. Характерно и символично, что силовое прикрытие «команды Хабарова» осуществляли выходцы из Чечни. К 2014 году «Сплав» перешел под контроль «А-1». А дальше началось заметание следов: акции корпорации оказались у некоего бизнесмена Курта, которые перепродал их украинской структуре… Что было дальше, и кто сегодня является собственником предприятия неясно: уставные документы строго засекречены, компания скрывает о себе информацию. Хотя кое-что известно. Например, что до сих пор «Сплав» существует на долгосрочных контрактах, заключенных еще при Федорове, обслуживая АЭС в Бушере, Индии, Китае. Однако в новых проектах машиностроители предпочитают не участвовать, сосредотачиваясь на производстве «гражданской» продукции. Почему? Может быть, ответ стоит поискать в списке спонсоров американского фонда «Херитейдж», рекомендации которого используют госорганы США? Михаил Фридман, один из совладельцев «Альфа-Групп», регулярно оказывает фонду поддержку, получая, очевидно, рекомендации по совершенствованию экономики России в интересах США. Кроме того, Михаил Маратович, вложив миллиарды долларов в американскую недвижимость, фармацевтику и телекоммуникации, весьма заинтересован продемонстрировать лояльность США, чтобы, не дай бог, не попасть под санкции. А потому советы американских спецслужб должен воспринимать как руководство к действию, соответствующим образом настраивая в свое время подчиненного Михаила Хабарова.

Но не исключено, что в нашем сюжете в ближайшее время обозначится новая линия. Интерес прессы к нынешней деятельности Хабарова на позиции «выбивальщика долгов» в банке «Траст», куда слили все мусорные активы обанкротившегося Бинбанка, может быть обусловлен вполне конкретными причинами. Сергей Кириенко, первый заместитель руководителя Администрации Президента Владимира Путина, сам парень не промах, никогда не упускал возможности подзаработать. Потому Сергей Владиленович не может забыть, как в бытность его руководителем «Росатома», рейдер Хабаров увел из-под носа весьма неплохой актив. Потому нынешняя мутная деятельность исполнительного директора «Траста», когда, например Михаил Гуцериев, собственник холдинга «Сафмар» (и ближайший партнер лондонского сидельца Фридмана), сумел 300 миллиардов рублей долга Бинбанка превратить в 140 миллиардов, да и те не отдать, может стать отличным поводом, чтобы правоохранители вместе с контрразведкой поизучали биографию Хабарова. По рекомендации Кириенко и с соответствующими выводами.

Взято из источника

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.