Минздрав Дагестана закупил аппараты ИВЛ у риелтора из Подмосковья по завышенной цене

27 марта Министерство здравоохранения Республики Дагестан закупило без конкурса у единственного поставщика восемь аппаратов искусственной вентиляции легких (ИВЛ) на общую сумму 24 млн рублей. В качестве поставщика Минздрав выбрал индивидуального предпринимателя Александра Михайловича Иванова. Его основным видом деятельности при регистрации значились деятельность в области права. Иванов зарегистрировал ИП в феврале 2018 года в городе Щелково Московской области. До этого, с 2011 по 2019 год он также занимался указанной выше деятельностью и руководил фирмами ООО «Резон+», ООО «Горизонт» и ООО «ГОРИЗОНТ», которые последовательно учреждал и ликвидировал. 10 февраля 2020 года Иванов подал в ЕГРИП сведения о десяти дополнительных видах деятельности, позволяющих ему выступать в качестве агента по продаже медицинских изделий, фармацевтической продукции и т.п. (ОКВЭД 46.18), и уже через месяц получил свой первый прямой госконтракт на 24 млн рублей.

К указанному в контракте номеру телефона Иванова привязаны несколько объявлений о продаже квартир в Московской области, а с помощью сервиса Getcontakt можно узнать, что тот же номер записан под именем «Сашамаринариелтор». Иванову принадлежит и другой номер телефона, указанный в качестве одного из контактных номеров агентства недвижимости «Резон». Руководительницу агентства зовут Марина Сергеевна Сибилева.

Соучредителем ООО «Резон+», одной из бывших компаний Иванова, был Сергей Владимирович Сибилев — предположительно, отец Марины.

Можно утверждать, что Минздрав Дагестана выбрал в качестве единственного поставщика аппаратов ИВЛ подмосковного риэлтора. Контракт на 24 млн рублей получил не производитель медицинского оборудования, не участник рынка поставок медоборудования, а предприниматель из города Щёлково вообще без опыта участия в госзакупках.

Справка. 19 марта 2020 года Минфин России признал распространение коронавируса обстоятельством непреодолимой силы и установил, что заказчики имеют право закупать любые товары, работы или услуги без конкурентных процедур, то есть осуществлять закупки у единственного поставщика на основании п. 9 ч. 1 ст. 93 Закона о контрактной системе. 26 марта Минфин уточнил, на какие именно организации-заказчики распространяется это право (в соответствии с указом президента об объявлении в РФ нерабочих дней): это непрерывно действующие организации, медицинские и аптечные организации, организации, обеспечивающие население продуктами питания и товарами первой необходимости, выполняющие неотложные работы в условиях чрезвычайных обстоятельств, в иных случаях, ставящих под угрозу жизнь или нормальные жизненные условия населения, и организации, осуществляющие неотложные ремонтные и погрузочно-разгрузочные работы.

Академик Матюшин

Минздрав Дагестана закупил у Иванова восемь аппаратов ИВЛ Alia, который производит немецкая компания F. Stephan GmbH.

Единственным российским партнером компании на территории РФ является ООО «ТехноМедИмпорт», 80% которой принадлежит Александру Геннадьевичу Матюшину — предпринимателю и академику Российской академии медико-технических наук. ООО «ТехноМедИмпорт» входит в группу компаний «ТРИММ», которой также владеет Матюшин. На сайте «ТРИММ» указано, что именно она является эксклюзивным дистрибьютором продукции F. Stephan GmbH в России с правом послепродажного обслуживания.

Аппарат ИВЛ Alia производства Fritz Stephan GmbH (фото с сайта ГК ТРИММ).

Компании Матюшина активно участвуют в закупках дагестанского Минздрава. Так, в 2019 году ООО «Тримм Медицинские Системы» (ООО «ТМС») поставило региональному министерству медицинское оборудование на 170 млн рублей (1, 2, 3, 4, 5), ООО «ЕЦАМТ» на 180 млн рублей (1, 2, 3). По данным «Контур. Фокус», ООО «Тримм-Юг» занимается поставками медоборудования в санатории ФСБ, Службы внешней разведки, Минздрава, РЖД, Налоговой службы и Управделами президента с 2011 года. ООО «Тримм Сибирь» поставляет медоборудование преимущественно в больницы Новосибирской области, а ООО «Глобалмедмаркет» в основном заключает контракты на поставку мебели и медоборудования с московскими и подмосковными учреждениями (есть и несколько контрактов с поликлиникой ФСБ).

Компании, входящие в структуру «ТРИММ», не раз становились объектами пристального внимания со стороны надзорных и правоохранительных органов. ООО «Тримм медицина» фигурировала в уголовном деле, возбужденном в 2010 году по факту поставки томографа по завышенным ценам для Кировского перинатального центра. В 2013 году дело было прекращено за истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности, однако следствие установило, что рыночная стоимость томографа, который купили за 92 млн рублей, на самом деле составляла 32 млн рублей, а техническое задание писали под конкретного поставщика — компанию «Тримм Медицина». В 2010 году на сайте президента России появилась информация о результатах проверки эффективности расходования средств федерального бюджета для закупки медицинского оборудования. Проверка показала, что Минздравсоцразвития также закупало оборудование у ООО «Тримм Медицина» по втрое завышенной цене, чем «фактически установило “планку” цен на закупаемое регионами аналогичное оборудование».​

Несмотря на то, что поставщиком аппаратов ИВЛ для дагестанского Минздрава по договору является ИП Иванов, он мог приобрести их только у эксклюзивного дистрибьютора в РФ — одной из компаний Матюшина. Эти компании давно и активно участвуют в медицинских закупках, широко известны на рынке, а завышение ими стоимости медицинского оборудования — достаточно привычная история.

​​​​Производством аппаратов искусственной вентиляции, рекомендуемых для использования в лечебных учреждениях, в России занимаются три завода. Все они расположены в Екатеринбурге: ООО «Тритон-Электроникс», АО «Производственное объединение “Уральский оптико-механический завод”» и АО «Уральский приборостроительный завод» (УПЗ, входит в холдинг «КРЭТ» Ростеха).

Закупки с надбавкой

Минздрав закупил аппараты ИВЛ у Иванова по три миллиона рублей за штуку. По прайс-листу «ТехноМедИмпорта» один аппарат стоит 18 840,2 долларов США или 1 383 388,79 руб по курсу на четырнадцатое апреля 2020 года. Судя по всему, это соответствует рыночной стоимости приборов: в 2017 году подведомственное Управделами президента ФГУП «Медтехника» приобрело аппарат ИВЛ той же модели у компании Матюшина за 1 317 900 руб. Даже с учетом курсовой разницы, стоимость аппарата ИВЛ не могла вырасти более чем в два раза.

Фрагмент контракта №E/1/2020 от 27 марта 2020 года.

​​​​По контракту с Минздравом Иванов должен осуществить «сборку, установку, монтаж и ввод оборудования в эксплуатацию», а также обучить представителей заказчика правилам эксплуатации аппарата. Монтировать и производить наладку медицинской техники можно компаниям с соответствующей лицензией. Чтобы ее получить, Иванову нужна эксплуатационная документация производителя техники и работники с высшим или средним профессиональным образованием и опытом работы от трех лет, которые регулярно проходят курсы по повышению квалификации.

Судя по единому реестру Росздравнадзора, такой лицензии у индивидуального предпринимателя Иванова нет.
Из-за пандемии COVID-19 Минздрав Дагестана закупил без конкурса, по завышенной цене и без какого-либо обоснования немецкие аппараты ИВЛ на 24 млн рублей у подмосковного предпринимателя-риэлтора, никогда до этого не участвовавшего в госзакупках. До пандемии медицинское оборудование закупалось министерством через аукционы, победителями которых зачастую становились компании Матюшина. Одну из них не раз замечали в поставках оборудования для государственных учреждений по многократно завышенным ценам.

Зачем нужен Иванов

Мы предполагаем, что контракты с Ивановым заключили не случайно. Подмосковный риэлтор не мог в сжатые сроки стать самостоятельным участником рынка, организовать крупную поставку региональному министерству, да еще взять на себя заведомо невыполнимые обязательства по монтажу и вводу в эксплуатацию оборудования. Он выступил в качестве «промежуточного звена», а сами аппараты, если они вообще были, поставила Минздраву Дагестана одна из компаний Матюшина. Кто-то в региональном ведомстве, скорее всего, заключил контракт по личным интересам, а не по вызванной эпидемией необходимости. Индивидуальный предприниматель из Подмосковья был нужен, чтобы вывести заработанные на сделке деньги — вывести деньги со счета ИП проще, чем из крупной компании.

8 апреля Минздрав Дагестана и Александр Иванов заключили аналогичный прямой контракт без обоснования его цены. В этот раз предприниматель должен поставить в Республиканский центр инфекционных болезней им. С. М. Магомедова 20 аппаратов ИВЛ по 1,8 млн рублей на общую сумму 36 млн рублей. Эти аппараты — Philips Respironics V60, — уже другого производителя. Продает их, в том числе, и ГК «ТРИММ» Александра Матюшина, а в 2017 году один аппарат продавали за 908 тысяч рублей.

Скан контракта № 2056204455020000154 на поставку 20 аппаратов Philips Respironics V60

13 апреля стороны заключили еще один контракт, уже на 54 млн рублей. По нему Иванов обязался поставить и произвести монтаж 10 аппаратов ИВЛ Elisa 600 стоимостью 5 405 000 рублей каждый; их производит немецкая компания Löwenstein Medical. Для сравнения, точно такие же аппараты должно поставить для Минздрава Татарстана ООО «Компания Киль-Казань» по цене 3 500 000 рублей за штуку.

Скан контракта № 2056204455020000194 на поставку 10 аппаратов Elisa 600
Квалификация нарушения

Два из трех заключенных контрактов в нарушение части 4 статьи 93 Закона о контрактной системе не содержат обоснования цены.

Согласно п. 1 ч. 1 ст. 31 закона «О контрактной системе», одним из обязательных требований к участникам закупки является соответствие требованиям, установленным к лицам, осуществляющим поставку товара, выполнение работы, оказание услуги. В нашем случае это наличие соответствующей лицензии.

Если у ИП Иванова лицензии нет, то заказчик должен быть признан нарушившим это положение закона, а действия Иванова — квалифицированы как незаконная предпринимательская деятельность.

​​​​Мы считаем, что указанные выше обстоятельства дают основание предполагать, что стороны (региональный Минздрав, ИП Иванов и организации, у которых Иванов закупил соответствующее оборудование) заключили соглашения, которые привели или могли привести к недопущению, ограничению, устранению конкуренции, в частности к повышению цен. Запрет на такие соглашения установлен ст. 16 Федерального закона от 26 июля 2006 г. № 135-ФЗ «О защите конкуренции». Мы предполагаем, что действия сторон также имеют признаки состава преступления, предусмотренного ст. 159 УК РФ «Мошенничество», и выражаются в сговоре заказчика и поставщика, которые путем обмана (завышения цены и покупки аппаратов у сомнительного поставщика) получили доход от такой сделки, причинив тем самым ущерб бюджету РФ.

Взято из источника

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.