Вольман, Родионов и компания повторяют сценарий «Северной казны

Владимир Родионов, Владимир Вольман

В руководстве банка «Нейва» рассказывают журналистам о повышении спроса на покупку валюты. В тоже время, в самом банке отмечены серьезные снижения практически всех основных показателей, включая оборот валютных операций. На фоне этого не удивляют ни информация о смене председателя правления, ни сообщения о продаже расположенного в Екатеринбурге головного офиса кредитной организации. Сегодняшняя ситуация в «Нейве» все больше напоминает ту, что сложилась в 2008 году в другом банке Свердловской области – «Северная казна», который в итоге был передан на санацию «Альфа-Банку». Это не удивительно, ведь главными бенефициарами «Нейвы» сегодня являются бывшие акционеры «Северной казны» Владимир Вольман и Владимир Родионов. В 2015 году Центробанк лишил лицензии еще одну структуру, созданную при их непосредственном участии – Страховую компанию «Северная казна», руководитель которой Александр Меренков был осужден за фальсификацию финансовых документов. О странном заявлении руководства екатеринбургского банка, его мотивах и последствиях – в материале корреспондента «Компромат ГРУПП» Георгия Волгина.

Информация «Нейвы» – мистификация с умыслом?

На фоне произошедшего на минувшей неделе резкого обвала рубля, в прессе стали появляться сообщения об увеличении роста продажи россиянами валюты. Об этом, в частности, сообщил «Коммерсанту» Игорь Кошмин – заместитель председателя правления банка «Нейва», расположенного в Екатеринбурге. По его словам, количество операций по продаже валюты в Свердловской области выросло в пять раз.

Вместе с тем, по информации того же издания, в банке «Кольцо Урала» рассказали о превышении показателя максимум в 2-3 раза, а в Уральском банке реконструкции и развития, наоборот, сообщили об увеличении роста покупки гражданами долларов и евро. В ВТБ вообще не зафиксировали повышенного спроса на операции по обмену клиентами валюты.

Аналогичный вывод следует из публикации ТАСС: «Российские банки не наблюдают повышенного спроса населения на валюту на фоне падения рубля», а граждане предпочитают наблюдать за развитием ситуации и не рисковать имеющимися у них валютными сбережениями. Причем касается это и московских, и региональных отделений целого ряда кредитных организаций (Сбербанк, ВТБ, «Русский стандарт»).

Можно, конечно, согласиться с утверждением господина Кошмина и предположить, что описанный аврал происходит только в отдельно взятом екатеринбургском банке. Но в то же время на ум приходит мысль: а не является ли все сказанное попыткой руководства «Нейвы» привлечь клиентов на волне кризиса? Тем более, что валютные операции здесь являются одним из основных направлений деятельности, наряду с обслуживанием вкладов корпоративных клиентов и кредитованием физических лиц.

Ответ на эти вопросы можно получить, если разобраться во внутренней ситуации, сложившейся сегодня в банке «Нейва». Не случайно на минувшей неделе стало известно о смене председателя правления организации: вместо Павла Ефремова совет директоров назначил на эту должность Константина Левушкина (пока с приставкой ИО).

Так с чем же, собственно, не справился ушедший на понижение Ефремов?

Затягивание поясов как следствие падения показателей?

В феврале из публикаций СМИ стало известно, что банковское руководство выставляет на продажу расположенный в Екатеринбурге головной офис организации. Здание площадью 4,5 тыс. квадратных метров и построенное в 2010 году специально для размещения в нем кредитной структуры, решили реализовать за 413 млн рублей.

«Мы будем переезжать на арендованные площади, мы можем уместиться на меньшей площади, чем есть сейчас. От переезда на арендованные площади мы сможем экономить 15-20 млн руб. в месяц», – цитировал «Коммерсант» комментарий бывшего в тот момент председателем правления банка Павла Ефремова.

Значит, руководству приходится затянуть пояса? Отчего бы это? Не потому ли, что положение дел в банке на сегодняшний день откровенно оставляет желать лучшего? Для того, чтобы это понять, достаточно ознакомиться с официальными показателями «Нейвы» на портале «Banki.ru» за период с февраля 2019 года по февраль 2020-го.

За указанное время чистая прибыль банка снизилась на 5,5 млн рублей (14,2%), что весьма ощутимо для региональной структуры. Кредитный портфель сократился на 112,8 миллиона (10,5%), вложения в ценные бумаги упали на 2,3 миллиарда (67,4%).

На 91,8 млн рублей (8,9%) сократилось кредитование физических лиц. Но настоящим ударом стало снижение кредитов, выдаваемых предприятиям и организациям, составившее 21 миллион (51,2%). В целом объем средств юрлиц уменьшился на 337 млн рублей (8,8%), а их оборот – на 5,6 миллиарда (33%).

Что касается оборота по валютным операциям, то только с начала текущего года он снизился на 11,9 млрд рублей. Как мы можем убедиться, деятельность банка «Нейва» дает сбои практически по всем показателям, а отказ от дальнейшего сотрудничества со стороны не только граждан, но и организаций, может стать для него смертельным приговором. Теперь причины кадровых перестановок становятся понятны.

Параллельный бизнес Вольмана и компании

Впрочем, шаткое положение банка «Нейва» нисколько не смущает его бенефициаров в лице того же Владимира Вольмана, который является учредителем порядка десятка коммерческих организаций. Среди них имеются и такие, деятельность которых вызывает много вопросов.

Возьмем, к примеру, ООО «Частное охранное предприятие «Дорога-Центр». В 2018 году при выручке в 20 млн рублей, его прибыль составила «минус» 1,1 миллиона. Стоимость активов компании – нулевая. Кроме того, в 2016-2019 гг. в отношении предприятия было открыто 35 исполнительных производств, причем на сегодняшний день часть из них закрыты по причине «невозможности установить местонахождение должника, его имущества либо получить сведения о наличии принадлежащих ему денежных средств и иных ценностей».

Получается, что ЧОП «Дорога-Центр» банально прячется, уклоняясь от уплаты штрафов? Есть в собственности Вольмана еще несколько предприятий с нулевой стоимостью активов – ООО «СНТ-Строй», ООО «Автоагрегат» или ООО «Авто-комплект». Могут ли подобные структуры служить для вывода денежных средств из проблемного банка?

Кстати, предпринимательская деятельность большинства совладельцев «Нейвы» (в том числе, членов Совета директоров Владимира Родионова и Елены Коноваловой) банком отнюдь не ограничивается, они имеют параллельные бизнес-проекты с Владимиром Вольманом. Так что в случае появления у кредитной организации серьезных проблем, без источников прибыли все эти граждане явно не останутся.

Стоит напомнить, что у банка уже возникали неприятности: в конце 2007-начале 2008 гг. «Нейве» приостановили лицензию на проведение операций с физическими лицами. Восстановить ее удалось только в 2013 году.

«Северная казна» и «золотые парашюты»

Но у кредитной организации существует еще и довольно любопытная предыстория, связанная с другой некогда известной структурой – банком «Северная казна», функционировавшим в Свердловской области с начала 1990-х гг. В ноябре 2008 года в «Северной казне» была начата процедура санации, необходимость в которой возникла после значительного оттока клиентов. Санация завершилась в 2011 году окончательным присоединением к «Альфа-Банку».

Как выяснилось, среди сегодняшних совладельцев банка «Нейва» присутствуют также бывшие акционеры «Северной казны». Речь идет об уже знакомых нам Владимире Родионове и Владимире Вольмане. Последний ранее входил в совет директоров «Казны», а сегодня владеет 33,5% акций «Нейвы».

В 2009 году СМИ сообщили об уголовном деле, которое было возбуждено в отношении руководства «Северной казны» после проведения проверки со стороны Управления Генеральной прокуратуры РФ в Уральском регионе. Проверка началась после того, как часть топ-менеджеров потребовала от нового собственника – «Альфа-Банка» – выплаты многомиллионных выходных пособий. В итоге выяснилось, что эти пособия, равно как и повышение заработной платы и другие материальные преференции, оказались назначены незаконно.

В общей сложности речь шла о 72 млн рублей, выплаты которых менеджеры добились в итоге в судебном порядке. Согласитесь, отличные выходили «золотые парашюты»! Вот что значит забота шефов о ближайшем окружении. Добавим, что еще одно уголовное дело возбудили по факту невыплаты денежных средств клиентам кредитной организации: как мы видим, о них здесь заботились гораздо менее трепетно.

Примечательно, что уже в ноябре 2009 года в прессе появилась информация о том, что один из бывших акционеров и экс-руководитель «Северной казны» Владимир Фролов уже успел обзавестись новой банковской структурой: он умудрился выкупить долю и возглавить Совет директоров банка «Уран», который намеревался превратить в структуру, «не имеющую аналогов в России». Испытания временем эта идея не выдержала.

Александр Меренков и новая реинкарнация «Северной казны»

В том же 2009 году стало известно о возвращении в банковский бизнес ряда бывших миноритариев «Северной казны», выкупивших 99% ООО «КомНейвабанка», название которого позже было сокращено до «Нейва». Среди них «Коммерсант» называл Родионова и Вольмана, которым в отличие от бывшего коллеги Фролова, до сих пор удается держаться на плаву.

Получается у них также оставаться в стороне и от громких скандалов, таких, например, как связанный с деятельностью Страховой компании «Северная казна», которую Центробанк лишил лицензии в апреле 2015 года в связи с многочисленными нарушениями. А в марте 2017-го суд в Екатеринбурге приговорил бывшего директора компании Александра Меренкова к трем годам колонии общего режима и штрафу в 300 тыс. рублей за покушение на мошенничество в особо крупном размере и фальсификацию финансовых документов.

По сообщениям СМИ, начиная с 2007 года Меренков предоставлял Центробанку недостоверную отчетность по активам компании, создавая видимость наличия у нее страховых резервов. Кроме того, вскрылось хищение принадлежавшего предприятию недвижимого имущества стоимостью без малого 100 млн рублей, которое осужденному удалось частично распродать.

Позже суд апелляционной инстанции смягчил вынесенное наказание до 1 года и 1 месяца, оправдав Меренкова по статье о мошенничестве, но признав виновным в фальсификации.

Деятельность фальсификатора не ограничивалась только Екатеринбургом: филиалы «Северной казны» располагались в 150 российских городах, а клиентская база превышала 600 тыс. человек. Широте размаха можно только удивляться, равно как и тому, насколько долго Меренкову удавалось водить за нос спецов из Банка России.

Вольман, Родионов и прочие знакомые лица

Вот только ему ли одному? Ведь ни местонахождения головного офиса компании – Екатеринбург, ни громкое название не являются случайными. Дело в том, что Страховая компания «Северная казна» являлась структурой, аффилированной с одноименным банком, окончательно прекратившим свое существование несколькими годами ранее.

Одним из соучредителей СК «Северная казна» выступало ЗАО «Урал-Авиа». В свою очередь, среди учредителей указанного ЗАО мы находим целый список имен, знакомых нам по истории с банком «Северная казна». В частности, здесь присутствуют Владимир Вольман и Владимир Родионов, а также еще один из учредителей и членов Совета директоров банка «Нейва» Елена Коновалова.

Не правда ли, замечательная компания в свое время окружала Александра Меренкова? Вот только сам он отправился, пусть и ненадолго, в места не столь отдаленные, а бывшие компаньоны отлично себя чувствуют на свободе и даже руководят банком. А может они приложили максимум усилий для смягчения участи осужденного компаньона?

Правда, сегодняшняя ситуация в «Нейве» с каждым днем все больше напоминает ту, что сложилась к 2008 году в банке «Северная казна». Тогда отток клиентов закончился санацией и присоединением к «Альфа-Банку». Из приведенных выше показателей видно, что в «Нейве» также имеет место снижение прибыли, сокращение кредитования физических лиц, уменьшение объемов средств предприятий.

Неужели история повторяется? В таком случае, возможные завуалированные призывы к гражданам продавать валюту вряд ли могут быть восприняты как попытка влить свежую финансовую кровь в организм находящейся в кризисе кредитной организации.

Взято из источника

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.