Андерс Ослунд о том, как интересы главы «Роснефти» в который раз оказались важнее интересов страны

Игорь Сечин

Впервые с января 2016 года цена Brent опустилась ниже $29 за баррель. Падение нефтяного рынка, спровоцированное коронавирусом, в марте резко усилилось из-за выхода России из сделки с ОПЕК и последующего решения Саудовской Аравии резко нарастить добычу нефти. Отказ от ОПЕК+ лоббировал, в частности, глава «Роснефти» Игорь Сечин. Профессор Андерс Ослунд, старший научный сотрудник Атлантического совета,  уверен, что российские национальные интересы — в очередной раз — оказались в заложниках у друга Владимира Путина, что может кончиться очень плачевно для экономики страны.

Россия внезапно объявила ценовую войну за нефть. То, что Кремль в этом противоборстве может победить Саудовскую Аравию и Соединенные Штаты или извлечь для себя выгоду из этой войны — чистой воды фантазия. Население Саудовской Аравии составляет 1/5 населения России, при этом эта ближневосточная монархия имеет такие же большие международные валютные резервы, как и Россия  (по данным на январь 2020 года 577,8 млрд у России, $501,8 млрд – у Саудовской Аравии). Огромная экономика США скорее выигрывает от низких цен на нефть. Сырьевая экономика России же, напротив, полностью зависит от высокой цены на «черное золото».

В 2016 году Россия начала сотрудничать с ОПЕК, чтобы контролировать мировые цены на нефть путем регулирования добычи и согласилась сократить добычу нефти на 300 тысяч баррелей в день. Игорь Сечин, взявший сегодня под свой контроль всю ценовую политику России в нефтяной сфере, естественно, был против любых ограничений на добычу нефти для своей компании и все время сопротивлялся сделке. Тем более, что российское налогообложение организовано таким образом, что для нефтяной компании совершенно не имеет значения, насколько высока цена на нефть – согласно бюджетному правилу, почти все доходы выше зафиксированной в бюджете цены барреля идут в Резервный фонд.

Это уже третий раз за последние шесть лет, когда Сечин поставил под угрозу макроэкономическую стабильность России.

В декабре 2014 года он сам оказался в финансовом затруднении из-за непомерных международных займов, которые в 2013 году взял для покупки ТНК-ВР. Это привело к серьезному валютному кризису в декабре 2014 года. Но поскольку его никто за это не наказал, в конце 2016 года он устроил новый кризис, правда меньшего масштаба.

Фактическая конфискация «Башнефти» у АФК «Система» и иск «Роснефти» к корпорации Владимира Евтушенкова вновь стало серьезным стрессом для российской финансовой системы, причем не связанным с внешнеэкономическим шоком. Эти события привели к резкому сокращению иностранных инвестиций. Но и после этого Путин, который любит себя называть гарантом финансовой стабильности в стране, позволил своему другу остаться во главе «Роснефти». На мой взгляд, Путин явно недооценивает ситуацию: Сечин – главная угроза экономике России и, следовательно, власти самого Путина.

Сечин – главная угроза экономике России

Еще одна «заслуга» Сечина перед российской экономикой – поддержка в размере почти $20 млрд безнадежных кредитов венесуэльскому диктатору Николасу Мадуро, которую Игорь Иванович «пробил» лично. В обмен на кредиты «Роснефть» получает поставки сверхтяжелой нефти и доли в проектах венесуэльской нефтегазовой госкомпании Petroleos de Venezuela (PDVSA).

В 2006 году «Роснефть» провела IPO на Лондонской фондовой бирже. Увы, сегодня акции стоят дешевле, чем тогда – примерно $3,7 вместо $7,55. Любой нормальный владелец давно уволил бы столь нерадивого управляющего, регулярно наносящего ущерб компании. Но «Роснефтью» де-факто владеет Путин, а для него прежде всего важна лояльность. И к тому же он доверяет Сечину.

Зачем Сечину было начинать этот конфликт с Саудовской Аравией по поводу цены на нефть? Первая возможная причина – тактическая. Кремль думал, что таким образом подтолкнет саудовцев к более выгодной для себя сделке. Но мне этот сценарий кажется маловероятным. Обе стороны понимают, что они могут годами удерживать низкие цены на нефть. Кроме того, Саудовская Аравия не одинока. У нее надежный союзник – ОАЭ.

Эти две страны утверждают, что к апрелю вместе могут увеличить добычу на 3,6 млн баррелей в день. Россия заявляет, что может добавить 300 тысяч баррелей в день. Таким образом, Саудовская Аравия и Россия просто напросто играют в разных лигах. Поэтому тактические соображения в этой истории, вероятно, меньше всего принимались во внимание. А это указывает на то, что это не краткосрочный, а долгосрочный конфликт.

Саудовская Аравия и Россия играют в разных нефтяных лигах

Вторая возможная причина носит структурный характер. И Россия, и Саудовская Аравия – производители дешевой нефти. Обе страны заинтересованы в том, чтобы нокаутировать американские сланцевые компании. Москва заявляет об этом громко, Эр-Рияд – потише.

Американские специалисты по сланцевой нефтедобыче заявляют, что бороться с новым видом добычи – нонсенс, ведь они могут быстро законсервировать производство без серьезных финансовых вливаний, а потом вернуться с усовершенствованной технологией и более низкими ценами.

Но главная причина кроется в глобальной политике. Сечин злится из-за наложенных на него Вашингтоном санкций.

После 2014 года Соединенные Штаты и Евросоюз наложили на Сечина персональные санкции, но не только. Запрет был распространен и на предоставление России технологий в сфере добычи нефти (глубоководные шельфы, труднодобываемая нефть и арктические шельфы), а в феврале 2020 года под санкции США попала зарегистрированная в Швейцарии Rosneft Trading S.A. Ее наказали за поддержку Венесуэлы. В декабре 2019 года Соединенные Штаты наложили санкции на «Северный поток-2». Эти санкции не касаются лично Сечина, но они раздражают Путина, который взлелеял это проект.

Усилия по снятию санкций пока не оправдывают себя. Вроде бы большего друга в Белом доме, чем Дональд Трамп, Кремль вряд ли когда-нибудь получит. Но об этом знают все, и это общее понимание связывает Трампа по рукам и ногам. Когда в 2017 году Конгресс США принял федеральный закон «О противодействии противникам Америки посредством санкций» (CAATSA), у Трампа не осталось иного выхода, как ему повиноваться. Так что, кто бы отныне не занял Овальный кабинет, он или она уже не смогут смягчить санкции – только их ужесточить.

Но и отношения c Саудовской Аравией у России не лучше. Они стали напряженными задолго до того, как Россия решила объявить войну за цену на нефть. Саудовская Аравия крайне недовольна участием России в конфликтах на Ближнем Востоке, особенно ее сотрудничеством с Ираном по Сирии. Есть и другая причина натянутых отношений между Москвой и Эр-Риядом. Мне видится, что прежде всего это личная борьба между двумя крайне неприятными личностями – Сечиным и наследным принцем Мухаммедом ибн Салманом. Они оба без всяких на то причин считают себя властителями мира, да к тому же вечными. И оба соревнуются в роскоши.

Про Сечина пишут, что он купил яхту за $150 млн и построил дворец недалеко от Москвы за $350 млн. А Мухаммед ибн Салман купил дом во Франции за $300 млн и самую дорогую яхту в мире за $600 млн.

Разумеется, этот петушиный бой не имеет никакого отношения к каким-либо национальным интересам. Но поскольку они оба действуют от лица своих государств, то, независимо от результата, это ристалище обойдется обеим странам слишком дорого.

Но, похоже, в Кремле этой угрозы пока не осознали.

Взято из источника

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.