Александр Буртаков и Алексей Хобот, наладившие схему по выводу миллиардов в оффшоры

За скандальным букмекером «Фонбет» стоят граждане Израиля Александр Буртаков и Алексей Хобот, наладившие схему по выводу миллиардов в оффшоры

Чем хорош скандал из-за попытки включить скандального букмекера «Фонбет» в список системообразующих предприятий, которые заслуживают поддержки от государства, так это тем, что ребром поставил вопрос – кто стоит за этим миллиардным бизнесом?

К слову, «Фонтбет» показал оборот в 24 миллиарда, а чистую прибыль в 9 миллиардов рублей. И это только от легального бизнеса.

Как выяснили «Новые Известия» в списке «участников концессии» — были и представители ОПГ Лалакин («Лучок») и Магомедов, международный аферист Буртаков, а также специалист по уходу от налогов и созданию цифровых схем Алексей Хобот.

Непонятно только, кто из высоких чиновников стоит за многомиллиардной лотереей, исправно перекачивающей деньги из карманов россиян «за бугор». Сами Буртаков с Хоботом хвастают покровительством Михаила Мишустина, Дмитрия Пескова, Виктора Золотова – которые, скорее всего, не имеют к ним никакого отношения. А вот кто именно «крестный отец» «Фонбета» — пока что вопрос открытый.

Всплеск интереса к деятельности букмекерских компаний в России произошел после того, как в начале апреля вице-премьер Андрей Белоусов, при поддержке главы кабинета министров Михаила Мишустина, включил компанию «Фонбет» в список системообразующих предприятий, на которые распространяется поддержка государства.

Результатом сомнительной инициативы федеральных чиновников стала серия публикаций в СМИ и телеграм-каналах, проливающая свет не только на устройство такого вида бизнеса, но также на связь с семьей главного лоббиста интересов «Фонбет» Белоусова, его бенефициаров и «крышевателей». Кроме того, стало известно о выводе из России сотен миллионов долларов, на счета американских трастовых фондов и офшорных компаний.

ООО «Ф.О.Н.», более известное как «Фонбет», было основано в далеком 1994 году Анатолем Мачульским (скончался в Лондоне 17 февраля 2017 года на 61-м году жизни).

Несмотря на продолжительный период своего существования, приносить миллиардные доходы предприятие стало только во второй половине 2000-х, после запрета в стране деятельности легальных игорных заведений.

Официальную «белую» прибылькомпания показала в 2015 году. Согласно данным открытых источников, в 2018 году ее выручка уже достигла 24 млрд рублей, а чистая прибыль составила 9 миллиардов.

Авторы журналистских расследований единодушны во мнении, что «Фонбет» тесно связан с организованной преступностью, в частности, с Сергеем Лалакиным по прозвищу «Лучок» – лидером «Подольской» ОПГ. Действительно, свою криминальную карьеру Лалакин начинал с азартных игр:

«С конца 80-х годов Лучок вместе с приятелями занялся «бизнесом»: зарабатывал на наперстках и «куклах»– писал о нем «Коммерсант» в далеком 1995-м.
По информации издания «Фонтанка», в 90-е годы Лалакин принимал участие в работе букмекерской конторы «Марафон», созданной будущим основателем компании «Фонбет» Анатолием Мачульским. Появлялись сообщения о коммерческих связях его сына Максима Лалакина (Лучка-младшего) и женщины, чьи фамилия, имя и отчество один в один совпадают с ФИО жены Андрея Рэмовича Белоусова – одного из ведущих защитников букмекеров на высоком правительственном уровне.

В 2020 году авторы «Новой Газеты» рассказали о возможных связях Лалакина с семьей одного из кураторов игрового бизнеса в правительстве – заместителя министра финансов Татьяны Нестеренко.

«Московская квартира, в которой жили дочь Нестеренко Марина и ее муж – владелец букмекера «Бинго бум» – Михаил Данилов, прежде принадлежала полному тезке Максима Сергеевича Лалакина. Кроме того, Лалакин владел домом в коттеджном поселке в Истринском районе Московской области – по соседству с домом Татьяны Нестеренко»,– говорится в тексте публикации.

Сообщалось и о коммерческих связях. Так, одним из акционеров «Фонбет», владельцем 8% компании, является Станислав Магомедов – деловой партнер Максима Лалакина.

Магомедову принадлежит 40% компании«Усадьба 150», которая управляет недвижимостью банного комплекса в деревне Борки на Рублевке. Еще 40% фирмы принадлежат Лучку-младшему. Поговаривают, что рублевские бани – место далеко не безопасное. Якобы, здесь используются прослушка, видеофиксация и прочие незаконные методы получения информации о клиентах, любящих вести деловые переговоры в неформальной обстановке.

На YouTube можно ознакомиться с любопытным сюжетом, позволяющим получить представление о специфике работы Станислава Магомедова. «Герои» репортажа, сидящие за «столом переговоров», в определенный момент достают оружие и начинают стрелять, причем сам Магомедов мог быть активным участником этого разговора, закончившегося банальной «разборкой». После перестрелки ресторан конечно же закрыли, а сегодня там располагается флагманский офис «Фонбет».

Доля в ООО «Ф.О.Н.» отошла Магомедову уже после смерти основателя компании Мачульского в 2017 году. Тогда же произошла и реструктуризация компании: 35% остались в России и были распределены среди таких организаторов, как Магомедов, а остальные 65% ушли под прикрытие группы кипрских офшоров.

«Бенефициар 65% «Фонбета» скрывается за кипрскими компаниями, их основной конечный собственник – номинальный директор-киприот. Имя реального владельца этого пакета неизвестно подавляющему большинству опрошенных The Bell топ-менеджеров букмекерских компаний и людей, знакомых с этим бизнесом. Единственный из них, кто заявил, что знает бенефициара «Фонбета», отказался называть это имя», – пишет издание «The Bell».

Физическую защиту руководства «Фонбет», якобы, обеспечивал Джафар Абуев («Джеф»), бывший на тот момент советником председателя правительства Дагестана (сегодня он депутат парламента республики от «Единой России»). Несмотря на высокий государственный пост, Абуев – типичный «авторитетный бизнесмен» из 90-х годов, силовым путем получивший контроль над Северо-Кавказской железной дорогой.

Однако лоббистам интересов игорного бизнеса не удалось достичь своих конечных целей и в середине апреля стало известно об исключении «Фонбет» из списка системообразующих предприятий. В компании начались массовые сокращения сотрудников, даже несмотря на многомиллиардную прибыль. Люди, выброшенные на улицу, начали называть имена и фамилии своих уже бывших начальников.

В итоге СМИ стало известно, что наследницей российского бизнеса покойного Анатолия Мачульского (ООО «Гемма Люкс») стала его дочь Василиса. Вместе с сестрой Софьей она является членом частного клуба «Freemont Hills», расположенного недалеко от Лос-Анжелеса. В регулярном буклете клуба есть поздравление с их членством.

Софья Мачульская имеет двойное гражданство – России и Израиля, и несложно проследить связи с бизнесом ее отца времен становления «Фонбет». В открытых источниках есть информация, что ей принадлежит болгарская компания покойного Анатолия Мачульского. В 2017 году, то есть после смерти Мачульского и появления в числе совладельцев «Фонбет» Магомедова, Софья Мачульская стала принимать активное участие в деловой жизни США и Великобритании.

Софья Мачульская – участник судебных разбирательств на миллионы долларов. Кроме того, она является совладелицей компании, контролирующей элитную недвижимость в Великобритании, а также ряда фирм в Люксембурге и Панаме. Можно только задаваться вопросом, почему правоохранительные органы США и Европы сквозь пальцы смотрят на ее связи с деловыми партнерами Лучка.

Сам Мачульский еще перед смертью выбрал для своих наследниц друга, партнера и проводника в мире бизнеса. Таким человеком стал Алексей Всеволодович Хобот, который в 2003 году был СЕО компании «Фонбет». Тогда он занимался программным обеспечением и покупал его у мировых лидеров для сайта www.fonbet.com. В 2007-2010 гг. СМИ представляли его как «главного аналитика Фонбета».

Сыну Алексея Хобота также принадлежала букмекерская компания с относительно небольшим оборотом в 100 млн рублей. Источники на рынке считают, что именно Алексей Хобот сегодня представляет семью Мачульского: ему и дочерям отца-основателя принадлежит 65% акций, которые скрыты на Кипре. Считается, что именно Хобот был идеологом схемы присутствия «Фонбета» в двух ипостасях (легальной и нелегальной) и активно лоббировал сохранения такой структуры несмотря на действующее законодательство, предпочитая «решать вопросы» вне рамок правового поля, привлекая людей, связанных как с госструктурами, так и с организованной преступностью.

Только официальная чистая прибыль Хобота и дочерей Мачульского может ежегодно достигать 6 млрд рублей. Речь идет о прибыли от той игры, что ведется на официальных зарегистрированных в России ресурсах. Свои доходы, полученные таким образом, Хобот инвестирует в кипрский поселок Coral Bay.

Сам Хобот, якобы, отказался от российского гражданства в 2016 году и имеет паспорта Кипра и Израиля. Это дает ему возможность надежнее спрятаться за спиной номинального бенефициара – грека Антониса Зерталиса. Но за ним стоит не только «белая» часть «Фонбета», приносящая официальный доход в России. Дело в том, что компания уклоняется от уплаты налогов с прибыли, полученной примерно от половины игроков.

«На вопрос, почему реальная ситуация расходится c документами, игроки рынка поясняют, что букмекерский рынок сейчас фактически существует в двух интернет-зонах: зоне «ру» и в зоне «com». Все, что проходит через зону «ру», официально регистрируется и попадает в отчетность. Зона «com» активно блокируется Роскомнадзором. На возникшие вопросы представитель мира ставок ответил: «Ни Роскомнадзор, ни налоговая ничего доказать не могут…», – писало издание «Фонтанка» в 2018 году.

Эту информацию подтверждает глава Первой саморегулируемой организации букмекеров Юрий Красовский, по словам которого около 490 млрд рублей приходится на нелегальный сектор, то есть на «серую» зону «com».

Нелегальный «fonbet.com» принадлежит панамской компании. Но директор в ней – Антонис Зерталис, давний деловой партнер Алексея Хобота и семейства Мачульских.

Сайты легального и нелегального «Фонбета» практически идентичны, и доказать, что они управляются одними и теми же людьми, было бы совсем не сложно. О номинальных отличиях незаконного и легального сайтов легко можно найти всю необходимую информацию в Интернете.

Много общего и в структуре корпоративного управления. Секретарем и президентом запрещенного в России «fonbet.com» является дизайнер ювелирных украшений Anita Sondore, она же – директор компании LEONUM LIMITED, которой принадлежали сайты, запрещенные в России.

Владельцем 25% LEONUM LIMITED является компания Kaplan, через которую шли деньги нелегального казино. Такая прямая юридическая связь (присутствие одних и тех же персон в руководстве легальным и нелегальным «Фонбет») всегда создавала серьезные риски для основной – «белой» – компании, но эти риски нивелируются активной GR-работой. В свое время именно нелегальный бизнес стал причиной серьезного наезда на букмекеров.

В феврале 2014 года у ряда «серых» букмекерских структур возникли серьезные проблемы: стало известно о возбуждении уголовного дела по ч. 2 ст. 171.2 «Незаконные организация и проведение азартных игр с извлечением дохода в особо крупном размере».

Следствие не называло конкретных подозреваемых, упоминались лишь «неустановленные работники ООО «Ф.О.Н.».

По версии следователей, только с 27 июня по 18 июля 2013 года (то есть за три недели) доход ООО «Ф.О.Н.» от серого интернет-сайта «fonbet.com» составил 60,9 млн рублей.

Тем не менее, номинальный директор Игорь Хохлов не сдал реальных бенефициаров – Мачульского и Хобота, хотя основные претензии у силовиков были именно к ним. Они же изначально и являлись целью следствия.

«Уголовное дело против неустановленных сотрудников «Фонбета» вело Главное управление экономической безопасности и противодействия коррупции МВД, которым тогда руководил генерал Денис Сугробов. Позднее он сам был осужден на 12 лет за организацию преступного сообщества и провокацию взяток. Неустановленных сотрудников обвиняли в том, что отделения «Фонбета» принимали запрещенные в России на тот момент интернет-ставки. Гендиректор компании Игорь Хохлов получил два года условно, а дело закрыли», – сообщало издание «Ведомости».

Подумать только: два года условно для номинального директора! Получается, что стороны смогли договориться? Источники говорят, что именно в этот момент доли семьи Мачульского и Хобота были надежно спрятаны, а помимо авторитетных учредителей в компанию пришел конгломерат так называемых «решал».

К тому времени, как следственные органы начали расследование дела №818517, за выстраивание схем по организации теневого букмекерства отвечал Константин Линев, бывший в 2014 году исполнительным директором Фонбета. Не ушедший из компании даже после появления у нее серьезных проблем, сегодня он курирует ее юридическую службу.

Из материалов уголовного дела видно, что следствие упорно старалось «не видеть» общей картины. Например, «стрелочник» Хохлов использовал помещения, арендуемые ЗАО «Ф.О.Н.» у компании Мачульского «Гемма Люкс»; установил в них три платежных терминала, взаимодействующих с запрещенным сайтом fonbet.com, связанным, опять же с Мачульским и Хоботом. Но следователи не проявили ко всему перечисленному должного интереса. Вероятно, адвокат Лев Зубер, который вел дело, знал какие-то волшебные приемы, способные закрывать глаза силовиков.

В итоге компанию сначала переписали на одного из крупнейших франчайзи «Фонбета» – выходца с Кавказа Максима Кирюхина, который до сих пор остался председателем совета директоров и публичным лицом компании (сегодня его доля составляет всего 8,67%).

С собой в Фонбет Кирюхин привел и новых партнеров – людей, связанных со знаменитым изобретателем и производителем «столбиков» (игровых автоматов) Игорем Ходорковским. «Столбики» устанавливались в магазинах и на остановках по всей России. Вот как их описывал «Коммерсант»:

«Бывшие коллеги по цеху жалуются, что «непомерная алчность» его и таких, как он, сгубила всю отрасль в России… В 1990 году Ходорковский взял в аренду автоматы, правда, уже не детские, а с денежным выигрышем. Прибыль от их эксплуатации позволила ему организовать компанию KSI, которая и занялась собственным производством игорного оборудования. Успех принес разработанный в компании автомат stolbik. Себестоимость такого аппарата составляла около $500, и эти деньги «отбивались» максимум за две недели даже в самом глухом городишке. «Русский столбик» принимал мелкие купюры и пятирублевые монеты, и когда количество установленных «столбиков» перевалило за миллион, общественность всерьез заговорила о повальной «столбовой» игромании».

Итак, «столбики» грабили самое бедное население, ведь играть в них можно было в любом деревенском магазине. Но каким образом Ходорковский оказался связан с «Фонбет»?

В числе совладельцев ООО «Ф.О.Н.» можно найти имя Ирины Бородиной. Эта дама не имеет серьезного бизнеса в России, но зато связана с Александром Буртаковым, известным как «решала» международного уровня. По одной из версий, Ирина Бородина – жена Буртакова. Так это или нет, подтвердить не удалось, но между ними прослеживается довольно тесная связь. В России у Александра Буртакова была компания «ФЛИНТ КСИ», занимавшаяся «деятельностью по организации и проведению азартных игр и заключению пари» с уставным капиталом 715 млн рублей и на сегодняшний день ликвидированная.

Тем не менее, ее интеллектуальные разработки отошли к фирме с похожим названием«Флинт-К», учредителя которой Владислава Кириянова называют правой рукой Буртакова. Ранее владельцем компании числился никто иной, как Игорь Михайлович Ходорковский, тот самый изобретатель «столбиков», а генеральным директором «Флинт-К» выступал Сергей Кочура — ответственный за финансы, то есть, казначей Буртакова. Кстати, компании Буртакова засветились и в «панамском досье», в документах которого можно увидеть, что его основной офшор называется «ИРА 9319», а директором числится гражданин Норвегии CHRISTIAN BASIL GRODELAND SCOTTON.

Лично знакомые с Александром Буртаковым люди рассказывают, что он гордится принадлежащими ему яхтами и самолетами, которые демонстрирует своим собеседникам на экране Айпада. Хвастаться, действительно, есть чем: его яхта «Силенцио» даже стала победителем крупной международной регаты. Кроме того, Буртакову принадлежит ряд коммерческих структур, зарегистрированных в Монако, США, Панаме, Мальте и Великобритании. Он так же, как и Хобот, отказался от российского паспорта и значится в документах как гражданин Израиля.

По имеющейся информации, именно Буртаков стоял за компанией Каплан – совладельцем LEONUM LIMITED, на которой числились сайты нелегальной части «Фонбет». Через систему роялти отмытые деньги переводились на иностранные счета.

Серверы и программная часть относились к компетенции сотрудника компании Евгения Дьяченко. За финансовую часть вывода денег через аппараты QIWI отвечал партнер сидящего в тюрьме владельца Chronopay (проведение электронных платежей) Сергей Балдин; за безопасность – Александр Приходько, являвшийся официальным совладельцем охранного предприятия.

Буртакова часто называют мошенником, основная деятельность которого заключается в том, чтобы находить людей, у которых возникли проблемы финансового характера.

Воспользовавшись этим, Буртаков выстраивает комбинации по вымогательству у «клиентов» денежных средств, хвастаясь при этом тесными связями, в том числе, с высокопоставленными чиновниками администрации президента, их женами и представителями силовых ведомств, включая главу Росгвардии Виктора Золотова.

С большей долей вероятности можно предположить, что несмотря на заявления Буртакова о его безграничных возможностях, на самом деле проблемы коммерсантов решались без его участия, а озвученные им связи ничем не подтверждались. Если же конфликт не разрешается, то всегда можно выбить деньги за якобы оказываемые «услуги», а потом банально «кинуть лоха», списав неудачу на непреодолимые обстоятельства. По одной из версий, именно таким путем Буртаков вошел в проект «Фонбета», и что его GR ежегодный бюджет на «решение проблем» компании составлял более 5 млн долларов.

В конце 2017 года права на торговые знаки «Фонбет» были проданы. В ходе совершения сделки адресом для отправления корреспонденции был указан дом 7 в Лихачевском переулке Москвы. Ранее по этому адресу располагалось ООО «Компания «Классическое международное программное обеспечение», принадлежавшая региональной общественной организации «Московская федерации вольной борьбы», руководитель которой Александр Суханов – деловой партнер «авторитетного спортсмена» Андрея Слушаева (Слона). По этому адресу также располагаются компании Игоря Ходорковского (корпорация «КСИ»), Евгения Кольцова и Александра Буртакова. А в начале 2020 года права на название «Фонбет» перешло зарегистрированной в Великобритании компании «TM&Ipco Ltd». Владельцы «TM&Ipco Ltd» это уже знакомые нам Максим Кирюхин, Станислав Магомедов и Александр Буртаков.

На истории с «Фонбет» в России рано ставить точку. Попытка окружения премьера Михаила Мишустина и, в первую очередь, его заместителя Андрея Белоусова, добиться для букмекеров официальной государственной поддержки, привела к появлению множества расследований. В том числе, связей руководства компании с правительственными чиновниками и криминальными авторитетами.

В США уже известны прецеденты, когда против компаний, завязанных на самые нечистоплотные схемы в России, выдвигались обвинения только по экономической части. Пример – громкое «дело Кацыва». Правда, тогда проблему удалось уладить путем мирной договоренности сторон. Но если в случае букмекеров удастся договориться с Израилем или Монако, то в Великобритании правила более жесткие: англичане могут сначала арестовать активы, и только потом подозреваемой стороне придется доказывать отсутствие своих связей с криминалом.

Но главные вопросы возникают все-таки в России. Как уличные «каталы» и откровенно уголовные элементы получили возможность влиять на решения недавно назначенного кабинета министров? И почему глава правительства Мишустин пошел на поводу у криминальных лоббистов, таких как вице-премьер Белоусов? Международные «решалы» с израильскими паспортами, вроде одиозного Буртакова, здесь явно не помогут: слишком большую огласку получило «дело букмекеров».

Взято из источника

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.