Как «Моряк» из ФОМС на «мертвых душах» 210 млн рублей заработал

В Республике Дагестан арестован Магомед Сулейманов, глава территориального ФОМС и экс-депутат парламента от «Единой России». Его заподозрили в создании преступного сообщества и мошенничестве. Следствие полагает, что Сулейманов пошел по стопам Чичикова: зарабатывал на «мертвых душах», оплачивая за счет бюджета лечение покойников и сирийских боевиков. Глава ТФОМС стал третьим видным представителем мекегинского клана в Дагестане, попавшим в СИЗО с начала года. По информации источников «Преступной России», в республике продолжится зачистка чиновников.

Арест политического долгожителя

17 августа сотрудники ФСБ задержали в зале официальных лиц и делегаций аэропорта Уйташ города Махачкалы Магомеда Сулейманова. На момент задержания этот политический долгожитель Дагестана возглавлял республиканское отделение Фонда обязательного медицинского страхования.

На следующий день после задержания следственное управление СК РФ по Республике Дагестан сообщило о возбуждении уголовного дела в отношении Сулейманова. Ему инкриминируют совершение преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 210 УК РФ (создание преступного сообщества с использованием служебного положения) и ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество в особо крупном размере).

zaderzhanie.jpg

Магомед Сулейманов во время задержания

Наша справка:

Магомед Сулейманов родился в 1959 году в городе Избербаше. В 1989 году окончил Московский кооперативный институт по специальности «Экономика торговли». Получил высшее юридическое образование по специальности «Юриспруденция». С 1977 года работал на различных руководящих должностях в потребительской кооперации. С 1994 года являлся председателем правления банка «Избербаш». С 1997 по 2007 год возглавлял администрацию Избербаша. Трижды избирался депутатом Народного собрания в 1999, 2007 и 2011 году. В марте 2010 года назначен директором республиканского ФОМС «Дагестан». В апреле 2014 года был назначен врио мэра Махачкалы. В июле 2015 года Сулейманов добровольно подал в отставку после критики Рамазана Абдулатипова, после чего снова возглавил местное отделение ФОМС.

Сулейманов, как считает следствие, в 2010 году, будучи руководителем ТФОМС, создал и возглавил преступную организацию, в которую вошли как его подчиненные, так и лица из сторонних организаций. Вместе они разработали довольно простую криминальную схему. Частные медицинские клиники готовили поддельные документы и подавали их в страховые компании, возглавляемые аффилированными лицами. На основании этих документов ТФОМС перечислял деньги за якобы оказанные медицинские услуги. За 8 лет таким образом из бюджета было похищено более 210 млн рублей.

Дополнительный доход приносила вторая незамысловатая схема. В аффилированные страховые компании и ТФОМС были предоставлены заведомо ложные сведения о сотнях людей, которые либо уже умерли, либо уехали в страны Ближнего Востока. По документам, им оказывалась медицинская помощь, которая оплачивалась за счет бюджета.

В ряде местных СМИ появилась информация, что еще одним фигурантом дела в отношении Сулейманова стал его заместитель Гасбулла Баркаев, контролировавший финансовые потоки в дагестанском ФОМС. Однако представитель пресс-службы СУ СКР по РД Егор Балашов пока не подтверждает претензии силовиков к Баркаеву.

Баркаев.jpg

Гасбулла Баркаев

19 августа Советский районный суд Махачкалы избрал для Сулейманова меру пресечения. Следователь СУ СКР по РД Абакар Шуайпов ходатайствовал заключить подозреваемого под стражу, поскольку он может не только оказать влияние на свидетелей и других фигурантов дела, но и скрыться за границу. По данным замначальника УФСБ по РД Андрея Широкова, в ходе оперативно-разыскных мероприятий появилась информация, что Сулейманов собирался вылететь в Германию на постоянное место жительства. В ответ на эти подозрения адвокат главы ТФОМС Арсланали Абдулмуслимов заявил, что его подзащитный действительно собирался отправиться в Германию, но не на ПМЖ, а на лечение: с 23 августа по 9 сентября Сулейманов должен был находиться в клинике Баден-Бадена. Однако судья принял сторону обвинения и арестовал подозреваемого на два месяца. Прокуратура Дагестана взяла на особый контроль уголовное дело в отношении него. Своей вины Сулейманов не признает и заявляет, что «ничего противозаконного не совершал».

Моряк и 600 «мертвых душ»

В Дагестане Сулейманова прозвали «Моряком», о чем прекрасно известно ему самому. «Прозвище «Моряк» — это не то прозвище, которое может быть обидным для мужчины. Мне никто не давал его. Я сам в детстве носил тельняшку и говорил: буду моряком. Мне тогда казалось, что быть моряком — это потолок жизненных успехов», — признался однажды Сулейманов в интервью одному из местных СМИ.

Источник «Преступной России» в местных правоохранительных органах раскрыл детали схем, на которых Моряк зарабатывал, возглавив дагестанский ФОМС.

 

В первой, с изготовлением поддельных документов, участвовали махачкалинские частные клиники «Стомсервис» и «Надежда», а также несколько организаций из Южного Дагестана — МКУ «Дербентское городское управление образования», медико-диагностические центры «Забота» и «Мечта». Фактически некоторые из этих частных клиник существуют лишь на бумаге и не способны оказывать услуги по полису ОМС, за которые получали плату. Однако они не только формально оказывали медицинские услуги, но и получали часть денег, выделяемых Дагестану федеральным центром на эти цели. Поэтому государственные медицинские учреждения сталкивались с дефицитом финансирования, из-за чего возникали очереди и пациенты не могли своевременно получить помощь. При этом сумма похищенных средств была значительно выше заявленных официально 210 млн рублей, но следствию удалось доказать лишь часть ущерба.

Во второй схеме, с оплатой лечения «мертвых душ», были подделаны документы более чем на 600 пациентов. Часть из них были мертвы в буквальном смысле слова, а остальные выехали в Сирию, чтобы вступить в террористические организации и незаконные вооруженные формирования. Фальшивые счета и документы, по которым им якобы оказывались медицинские услуги, на протяжении восьми лет предоставлялись в филиал «ВТБ Медицинское страхование в Республике Дагестан», компанию «Макс-М» и территориальное отделение ФОМС. Если верить бумагам, «мертвые души» лечились в Кизлярской центральной районной поликлинике, в центральных городских больницах Кизляра, Избербаша, Юхносухумска и Буйнакска, в девяти центральных районных больницах и в оздоровительном центре «Здоровье».

Сулейманов.jpg

Магомед Сулейманов

Подорванный иммунитет

Правоохранители заинтересовались происходящим в ТФОМС еще два года назад, утверждают источники «Преступной России». У них возникли вопросы к расходованию средств, выделенных Дагестану из федерального бюджета на оказание высокотехнологичной медицинской помощи. В ходе проверок появились подозрения, что хищения средств в рамках территориальной программы ОМС носят массовый характер. Силовики не торопили события.

В активную фазу разработка дела перешла только около месяца назад — тогда были проведены обыски и выемки документов в рабочем кабинете Сулейманова.

 

Глава ТФОМС пытался выяснить, как продвигается расследование, чтобы подготовиться к следующим шагам. Моряк взял больничный и рассматривал вариант с отъездом за границу, однако его намеренно убедили, что серьезных претензий удастся избежать. После ряда консультаций с сотрудниками местных правоохранительных органов Сулейманов решил остаться в Дагестане, что и было целью «информаторов». Опытный политик поверил: ему удалось урегулировать все вопросы и получить иммунитет от действий правоохранителей. Вплоть до момента задержания Моряк чувствовал себя в безопасности и даже не подозревал, что находится под полным контролем силовиков. Они знали обо всех планах главы ТФОМС и отслеживали все его действия и перемещения.

Слова источника «Преступной России» подтверждается информацией, просочившейся в местные СМИ. В начале июля в прессе появились публикации, что в территориальном ФОМС началась проверка использования бюджетных средств и соблюдения законодательства. При этом сообщалось, что оперативные мероприятия идут в отсутствие главы ведомства, поскольку тот находится на больничном. Высказывались и предположения о том, что Сулейманов уже покинул Россию и вылетел в Дубай. Слухи о бегстве затихли лишь после того, как две недели назад глава ТФОМС снова появился на работе и с небывалым рвением начал почти ежедневно проводить инспекционные рейды по медицинским учреждениям Дагестана.

Зачистка коррупционного клана

Задержание и арест стали сюрпризом для Сулейманова, но не для дагестанской общественности. Ведь разговоры о том, что Моряк скоро станет фигурантом очередного уголовного дела, начались еще в феврале, когда по подозрению в мошенничестве при реализации социальных программ был арестован врио председателя правительства Дагестана Абдусамад Гамидов, двоюродный брат Сулейманова.

Абдусамад Гамидов.jpg

Абдусамад Гамидов

Родной же брат главы ФОМС является главой города Избербаша. Абдулмеджид Сулейманов занял эту должность сразу после того, как ее в 2007 году покинул Магомед Сулейманов. Благодаря этой рокировке братьям Сулеймановым на протяжении двух десятилетий удавалось сохранять полный контроль над своей малой родиной.

Абдулмеджид Сулейманов (1).png

Абдулмеджид Сулейманов

Все три брата принадлежат к мекегинскому клану. К нему же принадлежит и мэр Махачкалы Муса Мусаев, арестованный по подозрению в махинациях с земельными участками на месяц раньше Гамидова — в январе этого года.

456456.jpg

Муса Мусаев

Арест Мусаева нанес ощутимый удар по мекегинцам, однако лишь после ареста его лидера Гамидова стало понятно: вряд ли остальным членам клана удастся сохранить посты и влияние.

«Люди, близкие к Абдусамаду Гамидову, будут проходить через сито следствия и прокурорского надзора. Люди, имеющие нарушения, будут увольняться, привлекаться к уголовной ответственности», — еще в феврале предсказал дальнейший ход событий дагестанский журналист Милрад Фатуллаев.

Когда прогноз оправдался и Сулейманова арестовали, мнения жителей Дагестана разделились. Одни напомнили о былых заслугах Моряка на посту мэра Избербаша и посочувствовали главе ФОМС. Но намного больше людей задаются вопросом — почему следователи раньше не заинтересовались Сулеймановым. В январе, когда силовики нанесли первый удар по мекегинскому клану и арестовали Мусаева, в сети появился первый компромат — не на самого Сулейманова, а на его зятя Пазлудина Уцумиева. Сын мэра Кизилюрта Магомеда Уцумиева, женатый на дочери главы ТФОМС, провел зимние каникулы за бурной гулянкой в Лас-Вегасе. Приключения дагестанского мажора вызвали особенно глубокое возмущение в Кизилюрте, где половина бюджетников так и не получила перед Новым годом заработную плату. Тогда же всплыла информация, что Сулейманов купил для дочери и зятя элитные апартаменты на западе Москвы.

Позднее в сеть выложили видео, на котором запечатлены дома-дворцы самого Сулейманова. Неожиданно нашелся и человек, который точно назвал, где именно они расположены.

«Первый особняк на берегу Каспия в городе Избербаш, второй дворец с серой крышей в городе Махачкале рядом с улицами Батырмурзаева и Гоголя, третий замок с оранжевой черепицей в Избербаше по улице Чернышевского, — рассказывал журналистам осведомленный источник.

Многих возмутило, что официального дохода Моряка на постах мэра, депутата и главы ТФОМС явно не хватило бы, чтобы возвести сразу три огромных особняка. Особое недовольство вызвал и тот факт, что один из избербашских особняков Сулейманова построен в непосредственной близости от пляжа, и местные жители лишились доступа к морю, поскольку прямо на песке установлен забор.

Вряд ли можно считать простым совпадением, что компромат на главу ТФОМС появился как раз тогда, когда были арестованы Мусаев и Гамидов. Логично сделать вывод, что компрометация Моряка была подготовкой общественного мнения к его аресту. Можно предположить, что вскоре силовики придут за последним оставшимся на свободе видным членом мекегинского клана — главой Избербаша Абдулмеджидом Сулеймановым. Остается лишь ответить на вопрос: о чем говорит череда арестов – о борьбе с коррупцией в целом или же о клановой войне в республике?

взято из источника

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.