Егоров и Хмарин, два «друга» Путина, дерутся, а выигрывает Ротенберг

По мнению корреспондента сетевого издания «Компромат ГРУПП», в интернете вот-вот появится новый популярный мем, как принято говорить в период сплошной цифровизации. Мем этот – «сокурсник Путина». И обозначать он будет человека с наклонностями афериста, причём афериста неудачливого. Такой вывод позволяет сделать анализ биографии двух «однокурсников Путина», имена которых в последнее время начали мелькать в информационном пространстве. Первый, Виктор Хмарин, прошел весьма затейливый и извилистый жизненный путь. Закончив юрфак Ленинградского госуниверситета одновременно с Владимиром Путиным (хотя учились они в разных группах, Хмарин в ЮР1, Путин в ЮР4), он укрепил студенческую дружбу с Путиным женитьбой на его двоюродной сестре Любови – дочери тетки Путина, Людмилы Спиридоновны Путиной. Однако эти два несомненных козыря Хмарину особо не помогли, когда он, начав после выпуска из университета адвокатом, переквалифицировался в бизнесмена. Трудно квалифицировать, что тому причиной – приятельско-родственные отношения с Путниым, так и не переросшие в крепкую бизнес-дружбу, как, к примеру, у большинства членов кооператива «Озеро», или авантюрный характер самого Виктора Николаевича, его склонность непременно выбирать самый легкий и быстрый способ «срубить деньжат». Виктор Хмарин пытался торговать нефтепродуктами, приобретя через свою фирму «Вита-Х» 2 процента Петербургской топливной компании (другие совладельцы — криминальные авторитеты Владимир Кумарин и Илья Трабер), занимался банковским делом, возглавив «Флора-банк», организовывал масштабные поставки газопромыслового и бурового оборудования для Газпрома, а главное – занимался «решением вопросов», утилизируя свой статус «друга Путина». Вот как описывал этот процесс журнал Форбс: Бывший глава службы безопасности Хмарина Сергей Соколов рассказывает, что после переезда Хмарина в Москву к тому потянулись многочисленные просители — генералы, космонавты, депутаты. «Несли тонны бумаги: передайте Владимиру Владимировичу! Потом все это выкидывалось в корзину». По словам Соколова, родственника президента воспринимали как новую «Татьяну Дьяченко» при очередном царе». В прессе то и дело появлялись сообщения о готовящемся назначении Хмарина — то прокурором, то главой МВД, то премьером.

Однако никаких высоких назначений не состоялось. Более того, в 2008 году Газпром разрывает с фирмами Хмарина контракты, а в офисах бизнесмена проводятся обыски. Согласитесь, для «друга Путина» такое отношение правоохранителей выглядит несколько странно. Словом, ни эти, ни последующие проекты ни денег, ни славы Виктору Хмарину не принесли. Люди, знающие его, утверждают, что доверительные отношения с Путиным закончились в середине нулевых годов, когда Хмарин неосмотрительно позволил себе под запись довольно едко высказаться в адрес действующего президента. К тому же Виктор Николаевич настроил против себя преемника и младшего соратника Путина – Дмитрия Медведева, когда, по словам очевидцев, на одном из государственных приемов в Кремле подошел к нему, занимавшему тогда позицию заместителя руководителя администрации Президента, и со словами «Помнишь, пацан, кто тебя адвокатом сделал?» щелкнул по носу будущего премьера и третьего Президента России. Медведеву почему-то это не понравилось, и этот щёлчок стоил Хмарину практически всех проектов, которыми он занимался в 2008 году. Причём некоторые его партнеры оказывались за решеткой, а сам «воспитатель Медведева», по его собственным словам, лишился нескольких десятков миллионов долларов. Как бы там ни было, к 2019 году Хмарин подошел, имея экзотическое звание почётного консула Мальдивских островов и должность президента некоей инвестиционной группы «Миролюб», на сайте которой честно написано третий год подряд, что «группа находится в процессе формирования и структуризации портфеля бизнесов».

Другой однокурсник Путина, Николай Егоров, имеет не такую захватывающую биографию: с 1978 года занимался научной работой в Ленинградском университете, а в 1993 году создал и возглавил адвокатскую контору «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры». И ровно и целеустремленно занялся сопутствующим бизнесом, организуя рейдерские захваты и скупая прибыльные предприятия. В итоге Егоров стал довольно состоятельным человеком, владельцем десятка крупных коммерческих структур, среди которых Антипинский нефтеперерабатывающий и Загорский трубный заводы, банк ОФК, лесные массивы в Вологодской области, виноградники в Геленджике (по соседству с резиденциями управления делами Президента РФ и гольф-клубом, который построили Сергей Чемезов, руководитель «Ростеха», и Денис Мантуров, министр промышленности и торговли). Однако что-то в бизнесе Егорова начало рушиться в 2018 году, когда из банка ОФК, где он был миноритарием, вывели около 3 миллиардов рублей через кредиты заводам алкогольной компании «Статус-групп», которая принадлежала Павлу Сметане. Эти деньги, как утверждает Егоров, принадлежали ему. Одновременно был обанкрочен Антипинский НПЗ, где Егоров владел 20 процентами акций, вложив около 40 миллионов долларов «живых» денег в его строительство, исходя из оценочной стоимости предприятия. Согласитесь, потери ощутимые. И если в случае с Антипинским НПЗ вернуть потери проблематично: завод за долги забрал Сбербанк и уже продал его своей же дочерней компании «Сокар энергоресурс», то со Статус групп и бывшим своим партнером Николаем Гордеевым, президентом банка ОФК, Егоров решил разобраться с целью вернуть хоть что-то из трех миллиардов.

Казалось бы, рядовая история, достаточно часто встречающаяся в российском бизнесе, своего рода социальный дарвинизм: одного партнера облапошили другие, «слабое звено» потеряло кучу денег, победитель забрал всё. Однако примечательно то, что в этом конфликте сошлись разные команды из круга лиц, которые принято называть путинским окружением. Николай Егоров поначалу написал заявление в следственные органы, после которого было возбуждено уголовное дело и помещен под домашний арест Николай Гордеев, президент банка ОФК. Следующим объектом атаки Егорова стал Павел Сметана, получатель безвозвратных кредитов ОФК: против него также было возбуждено уголовное дело по факту мошенничества. Однако в этот момент в конфликт вмешивается новое действующее лицо – да –да, тот самый Виктор Хмарин, «решальщик». Видимо, у Гордеева не было достаточного ресурса, чтобы заинтересовать Хмарина. А у миллиардера Сметаны и стоящего за ним Аркадия Ротенберга (его структурам ушли те самые кредиты, которые пытается отыскать Егоров) такие ресурсы нашлись. И вот уже по личному распоряжению еще одного однокурсника Путина (и Егорова с Хмариным) Александра Бастрыкина, председателя СК России, проводится доследственная проверка по фактам нарушения законности на еще одном предприятии Егорова – Загорском трубном заводе, совладелец которого Денис Сафин еще в 2017 году находился по следствием за мошенничество. Одновременно Егоров получает иск от имени кредитора ОФК — компании ООО Регионстройином, за которой стоит Павел Сметана. Как следует из иска, Егоров сознательно развалил банк, выведя в 2017 году около 7 миллиардов рублей, в том числе деньги Регионстройинома. К тому же в 2018 году, когда банк уже был на грани банкротства, Егоров оформил для своих компаний три банковских гарантии на 62,6 миллиона долларов.

Оцените уникальность ситуации: однокурсник Путина Хмарин, организует дело против другого однокурсника Путина Егорова с помощью третьего однокурсника Путина Бастрыкина в пользу друга Путина Ротенберга! Кто окажется сильнее, учитывая, что по информации в прессе Путин категорически отказался выслушивать ходатаев от той и другой стороны? На стороне Егорова его ученики по аспирантуре в ЛГУ Дмитрий Медведев, премьер-министр, и малополезный в этой ситуации Антон Иванов, председатель Высшего арбитражного суда. Группировка мощная. Однако на стороне Хмарина-Сметаны – Аркадий Ротенберг со всеми вытекающими последствиями в виде практически неограниченного финансового ресурса и связи с силовиками – от Бастрыкина до Патрушева и Бортникова. Пока стороны обменялись лишь предупредительными залпами, но, видимо, вскоре в ход вступят фигуры главного калибра, что может вызвать серьезный кризис в околопрезидентской команде, когда условные силовики пойдут на условных либералов или наоборот. Впрочем, президент может использовать это противостояние и для того, чтобы почистить свое окружение, освободившись от наиболее одиозных для избирателей личностей.

В этой ситуации не позавидуешь лишь исполнителям – судьям, следователям, операм… Им надо гадать, кто же победит, иначе крайними назначат их.

Взято из источника

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.